Случайный афоризм
Уважающий свое призвание литератор должен писать так, чтобы он мог уважать каждую строчку, выходящую из-под его пера, подпишет ли он ее или нет, получит ли он за нее большой гонорар или маленький. Леонид Николаевич Андреев
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

делается...
     По индейскому  обычаю  хозяин  ожидает  гостей,  сидя  на  ритуальном
табурете, но, приветствуя их,  встает.  Конесо  же  продолжал  сидеть.  Он
смотрел на нас в упор и молчал! Табуретов для нас и впрямь не приготовили.
Враждебность и  неучтивость  верховного  вождя  и  его  свиты  производили
тягостное впечатление, но в то же время  и  смешили  меня,  ибо  очень  уж
разительно отличались от той  искренней  сердечности,  с  какой  встречало
возвращающихся соплеменников большинство подданных Конесо.
     Тут как раз примчался Вагура, но лишь с одним табуретом. "Второго  не
нашел, очень спешил", - объяснил он шепотом.  Недолго думая,  я  придвинул
табурет Манаури, а сам небрежным  жестом  сбросил  с  себя  шкуру  ягуара,
капитанский камзол и, велев Арнаку  сложить  их  в  кучу,  удобно  на  них
уселся.
     За  всеми  этими  действиями  старейшины  наблюдали  с    пристальным
вниманием, не лишенным доли страха.  Несомненно, они, как и  на  приеме  у
варраулов Екуаны, усматривали в этом  какой-то  символический  ритуал,  и,
бесспорно, им не давала покоя мысль, какой  магической  силой  я  наделен.
"Неужели даже большей, чем мощь самого ягуара?!"
     Манаури, хитрец, знал, что делал, советуя мне облачиться в  охотничий
трофей!
     Конесо, статный, мускулистый, показался мне выше и крепче  сложенным,
чем другие араваки.  Лицо его выражало высокомерие и надменность, но более
всего  в  нем  бросались  в  глаза,  вызывая  отвращение,  явные   приметы
похотливого сладострастия.  Мокрые  толстые  губы  изобличали  извращенную
чувственность, глаза горели похотью.  И все же в эту  минуту  ни  кичливое
высокомерие,  ни  похоть  не  могли  скрыть  смятения,  охватившего   душу
верховного вождя.
     Иное дело Карапана. Лет ему было немало, глубокие морщины избороздили
его старческое лицо, но глаза при этом сохранили удивительную молодость  и
живость. Он сидел выпрямившись, не двигаясь, положив руки на колени, и мог
бы сойти за каменного идола, если бы не острый взгляд,  каким  он  сверлил
нас, стараясь,  казалось,  пронзить  насквозь.  Невозмутимый,  зловещий  и
загадочный, он, чувствовалось, хладнокровно, не моргнув глазом пошел бы на
любую подлость и способен  был  уничтожить  всякого,  кто  посмел  бы  ему
воспротивиться.  В нем ощущалась душа жестокая и коварная. Недаром араваки
боялись его как огня.
     Подле Конесо, по другую руку, стоял низкорослый щуплый вождь с  юрким
бегающим взглядом.  Он почти терялся под пышным  убранством  из  цветастых
поясов и  птичьих  перьев:  вероятно,  богатый  убор  призван  был  скрыть
тщедушность его  фигуры.  Это  был  Пирокай,  брат  Манаури,  завистник  и
интриган.  Он смотрел на своего брата, но особой радости в его  глазах  не
замечалось.
     Так, молча, уставившись друг на  друга,  мы  сидели  довольно  долго.
Наконец Конесо откашлялся и открыл рот.  Но вместо цветистого приветствия,
к каким я привык уже у индейцев,  раздалось  нечто  похожее  на  хрюканье,
обращенное не то к Манаури, не то ко мне:
     - Вы... устали?
     Ничего лучшего не придумал в такой момент!
     - Нет, - буркнул в ответ Манаури.
     - Вы испытываете жажду? - продолжал допытываться Конесо.
     - Нет, - повторил мой спутник.
     Поскольку  верховный  вождь,  как  видно,  не  собирался  становиться
разговорчивее,  не  приходилось  и  нам  особенно  печься  о    соблюдении
вежливости.
     - Я испытываю жажду! Все мы испытываем жажду! - вмешался я.
     Едва Арнак перевел мои слова, Конесо приказал  стоявшим  в  отдалении
женщинам принести еду и напитки.
     - Ты плохо меня понял, вождь! - проговорил я. -  Я  говорю  о  другой
жажде.
     - О какой?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.