Случайный афоризм
Если бы я был царь, я бы издал закон, что писатель, который употребит слово, значения которого он не может объяснить, лишается права писать и получает 100 ударов розог. Лев Николаевич Толстой
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

бесспорно, было страшнее смерти. "А  может  быть,  эти  дикари  переживают
всякое угнетение так же болезненно, как и я, как и любой из нас?"
     - Они людоеды, эти островитяне? - спросил я Вильяма.
     - Известно.
     - Откуда известно? - не отступал я.
     - Всякий болван знает.
     Вероятно, лицо мое не выражало должного доверия к этому  утверждению,
и Вильям хотел было оскорбиться, но тут же рассмеялся и, помолчав, сказал:
     - Если тебе это  интересно,  спроси  у  Арнака,  у  того  парня-раба,
которого истязал Старик.  Правда, сам-то Арнак родом откуда-то из низовьев
Ориноко, а не с этих островов, но тоже кариб, как и эти на островах.
     - Как же мы с ним поймем друг друга?
     - Поймете.  Он говорит по-английски... Не попадись  только  на  глаза
капитану.  Если Старик заметит, что ты разговариваешь с  его  рабом,  тебе
несдобровать.  И еще: поторопись, покуда  индейцы  живы,  -  Старик  скоро
замучит их до смерти.
     - Страшно подумать, как он измывается  над  парнями,  -  вырвалось  у
меня. - Зачем он это делает?
     - Зачем? Не понимаешь, чудак! У него  это  единственное  развлечение.
Кровожадная натура этого изверга все время требует жертвы, чтобы  медленно
доводить ее до смерти.  Прежде у него был молодой негр.  Старик  измывался
над ним до тех пор, пока ниггер не сдох как собака.  Теперь вот  он  завел
себе этих двух индейцев.  Голову даю на отсечение, живыми из  этого  рейса
они не вернутся, не будь я Вильям.
     - Скверная история!
     - Все нормально, малыш!
     - Не понимаю.
     - А  чего  тут  понимать?  Это  хорошо,  что  Старик  измывается  над
индейцами. По крайней мере, нас, матросов, оставляет в покое.
     У Вильяма, в сущности, было незлое сердце, но разбойничьи устои жизни
на пиратском корабле извратили в нем все представления о добре  и  зле.  Я
искренне привязался к старому матросу и про себя  твердо  решил  сразу  же
после возвращения в Северную Америку сманить его с корабля, взять с  собой
в леса Пенсильвании и там  помочь  стать  порядочным  человеком  и  добрым
товарищем. В Пенсильвании вирджинским лордам меня не достать.


                          КАПИТАН И ДВА ИНДЕЙЦА

     Курс наш лежал строго на юг.  Был  февраль.  Приближение  к  экватору
явственно ощущалось  в  самом  воздухе.  Холодные  ветры  остались  далеко
позади, солнце с каждым днем  пригревало  все  жарче,  а  когда  порой  мы
подкрадывались к берегам островов совсем близко, ветерок, дувший с  земли,
доносил до нас терпкие ароматы цветок и неведомых растений.
     Весна  на  островах  была  в  полном  разгаре.  Невзирая  на  тяжелую
корабельную службу, я с радостным волнением встречал здешнее, совсем иное,
чем у нас, небо - мне ведь впервые в жизни довелось оказаться в полуденных
краях.
     Ряд островов мы миновали без приключений, далеко обходя Барбадос,  на
котором без малого сто лет назад обосновались англичане.  Потом  мы  взяли
курс на юго-запад, огибая Гренаду.  Приближались  морские  пути  испанских
судов.  Теперь вахтенный в "гнезде"  с  особым  вниманием  всматривался  в
морскую даль.  Но всматривался тщетно. Море до самого горизонта оставалось
пустынным, словно никогда и не было здесь человека.
     Капитан, взбешенный неудачей, изрыгал проклятья на всех и вся.  Ходил
он вооруженным до зубов, словно ежеминутно опасался бунта, но на нас рычал
лишь издали, зато тем более жестоко вымещал свое бешенство  на  двух  юных
индейцах.  Чего только не приходилось им терпеть! А когда однажды  старший
из них, двадцатилетний парень, защищаясь, сделал  какое-то  непроизвольное
движение, капитан выхватил пистолет, готовый тут же  его  пристрелить.  Но

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.