Случайный афоризм
Моя родина там, где моя библиотека. (Эразм Роттердамский)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

решил сделать вылазку и посмотреть, нет ли поблизости каких-нибудь  вра-
гов. Так он избег смерти при свете дня под открытым  небом.  Но  стрелки
часов его жизни передвигались, и предуготованный ему конец был не дальше
от него и не ближе, чем судила Судьба.
   Пока он обследовал окрестности, Альварес Торрес и Хосе  Манчено  дос-
тигли входа в пещеру. Огромные глаза Чиа, выложенные перламутром на  ка-
менном лике скалы, оказались слишком большим испытанием  для  суеверного
кару.
   - Ты иди туда, - сказал он Торресу, - а я останусь  здесь  сторожить,
чтобы никто не вошел.
   И Торрес, в ком текла кровь его предка, честно выстоявшего столетия в
ряду мумий, вошел в пещеру майя столь же храбро, как некогда его предок.
   Едва он скрылся из виду, как Хосе Манчено, не побоявшийся  бы  преда-
тельски убить любого человека, но чрезвычайно боявшийся невидимого мира,
сокрытого за непонятными для него явлениями, забыл свой долг часового  и
телохранителя и поспешно скользнул в кусты. Тем временем  пеон,  убедив-
шись, что вокруг нет злоумышленников, и горя  желанием  узнать  от  отца
тайны майя, вернулся на свое прежнее место. Здесь он тоже никого не  об-
наружил и вошел в пещеру, не зная, что следует по пятам за Торресом.
   А тот продвигался тихо и  осторожно,  из  боязни  открыть  свое  при-
сутствие тем, кого он выслеживал. Да еще он задержался в  пещере,  пора-
женный парадом мертвецов. Он с любопытством принялся рассматривать  этих
людей, которые вошли в историю и для которых история остановилась здесь,
в преддверии святилища майя. Особенно заинтересовала Торреса мумия,  за-
мыкавшая ряд. Ее сходство с ним самим было  слишком  заметно,  чтобы  не
броситься ему в глаза, и он сразу догадался, что это его дальний предок.
   Он все еще в раздумье смотрел на мертвеца, как вдруг услышал звук ша-
гов и оглянулся, ища, куда бы спрятаться. Тут дьявольская  мысль  пришла
ему на ум. Сняв шлем с головы своего предка, он надел его себе на  голо-
ву, потом закутался в его прогнивший плащ, вооружился огромной шпагой  и
натянул ботфорты с отворотами, которые едва не развалились при этом. За-
тем он бережно, чуть ли не с нежностью, положил голую  мумию  на  спину,
позади других мумий - туда, где сумрак  сгущался  до  сплошной  черноты.
Проделав все это, он занял место покойника, замыкавшего ряд, положил ру-
ку на эфес шпаги и замер в той же позе, в какой стоял его предок.
   Подвижными оставались только его глаза, следившие за пеоном,  который
медленно и боязливо продвигался между двойным рядом мертвецов. Поравняв-
шись с Торресом, пеон вдруг остановился и, широко раскрыв от ужаса  гла-
за, забормотал одну за другой молитвы майя. Торресу,  перед  которым  он
стоял, не оставалось ничего другого, как слушать с закрытыми  глазами  и
догадываться о том, что происходит. Услышав, что пеон пошел дальше, Тор-
рес покосился в его сторону: пеон как раз остановился, не решаясь завер-
нуть в узкий проход. Обрадовавшись удобному моменту, Торрес занес шпагу,
готовясь нанести удар, который раскроил бы череп пеона.
   Но, хотя это был и день и час, предопределенный  Судьбою  для  смерти
пеона, последняя секунда его жизни еще не истекла. Не тут, среди двойно-
го ряда мертвецов, и не от руки Торреса суждено ему  было  умереть,  ибо
Торрес придержал руку и медленно опустил оружие, а пеон пошел  дальше  и
скрылся за поворотом. Вскоре он нагнал своего отца, Леонсию и  Френсиса,
- последний как раз просил жреца вторично справиться по узелкам,  как  и
чем можно открыть ухо Хцатцла.
   - Просунь руку в рот Чиа и вытащи ключ, - приказал старик, своему бо-
язливому сыну, и тот с явной неохотой повиновался ему.
   - Да не укусит же она тебя, она ведь каменная! - со смехом сказал ему
Френсис по-испански.
   - Боги майя никогда не бывают каменными, - с упреком заметил ему ста-
рик. - Они кажутся каменными, но на самом деле они  живые,  всегда  были
живыми и под камнем и сквозь камень вечно осуществляют  свою  неизменную
волю.
   Леонсия, вздрогнув, отшатнулась от жреца и, взяв Френсиса  под  руку,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.