Случайный афоризм
Мы знаем о литературе всё, кроме одного: как ею наслаждаться. Дж.Хеллер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - По-видимому, вы меня не поняли, - с упреком сказала  Леонсия.  -  Я
собираюсь выйти замуж за Генри. Я люблю вас. И Генри тоже люблю.  Но  не
могу же я выйти замуж за вас обоих! Это не разрешается законом. А потому
я выйду замуж только за одного из вас. И я остановила свой выбор на Ген-
ри.
   - Тогда почему... почему же вы уговаривали меня остаться?  -  спросил
он.
   - Потому что я люблю вас. Я ведь уже сказала вам!
   - Если вы будете повторять это, я с ума сойду! - воскликнул Френсис.
   - Мне самой подчас кажется, что я схожу с ума, - сказала она. -  Если
вы считаете, что мне легко сохранять англосаксонскую выдержку, то ошиба-
етесь. Зато ни один англосакс, даже вы, которого я так люблю,  не  может
презирать меня за то, что я таю в душе какие-то постыдные  чувства.  Мне
представляется куда менее постыдным сказать об этом вам напрямик.  Если,
по-вашему, это качество англосаксов - что ж, считайте так. Или, быть мо-
жет, это качество испанцев или что-то чисто женское, присущее лично мне,
как представительнице семьи Солано, - мне все равно, считайте как  хоти-
те, ибо - да! - я испанка, я женщина... И я представительница  испанской
семьи Солано, хоть и не жестикулирую, когда говорю, - шутливо  закончила
она после небольшой паузы.
   Френсис только собрался было что-то сказать, но  Леонсия  шикнула  на
него, и оба прислушались: в кустарнике раздался шорох - кто-то,  видимо,
приближался к ним.
   - Послушайте! - быстро прошептала она и умоляющим жестом  дотронулась
до его локтя. - Я буду в последний раз англосаксонкой и скажу вам все. А
потом всегда буду хитрить и вилять, как это свойственно, по вашему  мне-
нию, испанкам, и мне в том числе. Итак, слушайте:  я  люблю  Генри,  это
правда, сущая правда. Но вас я люблю больше, гораздо больше. Я выйду за-
муж за Генри... потому что люблю его и связана с ним клятвой. И все-таки
вас я всегда буду любить больше.
   Прежде чем Френсис успел что-либо возразить, из кустарника, прямо  на
них, вышли старый жрец майя и его сын. Едва ли даже заметив  Френсиса  и
Леонсию, жрец упал на колени и воскликнул по-испански:
   - Впервые глаза мои видят глаза Чиа! Он пробежал пальцами по  узелкам
священной кисти и стал молиться на языке майя. И если бы окружающие мог-
ли понять его, то они услышали бы следующее:
   - О бессмертная Чиа, великая супруга божественного Хцатцла, создавше-
го все сущее из небытия! О бессмертная супруга Хцатцла! Ты, которая есть
мать злаков, божественная сердцевина прорастающего зерна, богиня дождя и
оплодотворяющих солнечных лучей! Ты, которая  питаешь  семена,  корни  и
плоды, необходимые для поддержания жизни человека! О  славная  Чиа,  чей
рот повелевает уху Хцатцла! Тебе смиренно возносит  молитву  твой  жрец!
Будь снисходительна ко мне и всемилостива. Выдай из твоего  рта  золотой
ключ, открывающий ухо Хцатцла. Дозволь твоему верному жрецу добраться до
сокровища Хцатцла... Не для себя прошу, о богиня, а для сына моего,  ко-
торого спас гринго. Твои дети - племя майя - исчезают с земли. Им теперь
уже не нужны сокровища. Я твой последний жрец. Вместе со  мной  умрет  и
то, что людям известно о тебе и о твоем великом супруге, чье имя я  про-
изношу лишь шепотом, пав ниц. Услышь меня, о Чиа, услышь меня! Я пал пе-
ред тобою ниц!
   Целых пять минут старый жрец лежал, распростершись на камне, содрога-
ясь и корчась, точно эпилептик, а Леонсия и Френсис с любопытством смот-
рели на него, невольно захваченные торжественностью молитвы, хоть она  и
была им непонятна.
   Не дожидаясь Генри, Френсис снова вошел в пещеру.
   Он и Леонсия шли впереди, показывая старому жрецу дорогу.  А  старик,
не переставая перебирать свои узелки и что-то шептать про себя, следовал
за ними, тогда, как пеон, остался на страже у входа. Когда они подошли к
мумиям, жрец благоговейно остановился - не столько из-за мумий,  сколько
из-за священных узелков.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.