Случайный афоризм
Поэт - это та же женщина, только беременная стихом. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

и не слишком грубо к Френсису и Генри, хотя и связали им руки назад, пе-
ред тем как подняться по крутому склону к тому месту, где у них были ос-
тавлены лошади. Зато на пеоне они продолжали срывать свой гнев с  прису-
щей латиноамериканцам жестокостью.
   Однако им не суждено было добраться до места и  привести  туда  своих
пленников. Радостно вопя, на склоне вдруг появились жандармы во главе со
своим начальником и Альваресом Торресом.  Мгновенно  у  всех  заработали
языки: в нарастающем гуле  голосов  тонули  вопросы  тех,  кто  требовал
объяснения, и ответы тех, кто пытался что-то объяснить. А  пока  длилась
эта сумятица и все кричали, не слушая друг друга, Торрес, кивнув Френси-
су и с победоносной усмешкой взглянув на Генри, подошел к Леонсии и, как
настоящий идальго, почтительно склонился перед нею.
   - Послушайте! - тихо сказал он, заметив ее жест, исполненный отвраще-
ния. - Не ошибитесь относительно моих намерений. Поймите меня правильно.
Я здесь, чтобы спасти вас и защитить от любой беды. Вы - владычица  моих
грез. Я готов умереть ради вас - и  умер  бы  с  радостью,  хотя  с  еще
большей радостью готов жить для вас.
   - Я вас не понимаю, - резко отвечала она. - Разве речь идет  о  нашей
жизни или смерти? Мы никому не причинили зла. Ни  я,  ни  мой  отец,  ни
Френсис Морган, ни Генри Морган. Поэтому, сэр, нашей жизни не может нич-
то угрожать.
   Генри и Френсис подошли к Леонсии и стали рядом с нею, стараясь, нес-
мотря на общий крик и гам, не пропустить ни слова из ее разговора с Тор-
ресом.
   - Генри Моргану, несомненно, грозит смерть через повешение, - настаи-
вал Торрес. - Достоверно доказано, что он убил Альфаро  Солано,  родного
брата вашего отца и вашего родного дядюшку. Спасти  его  невозможно.  Но
Френсиса Моргана я мог бы наверняка спасти, если...
   - Если - что? - спросила Леонсия, крепко стиснув зубы, точно тигрица,
схватившая добычу.
   - Если... вы будете благосклонны ко мне и выйдете за меня замуж, -  с
невозмутимым спокойствием закончил Торрес, хотя в глазах  обоих  гринго,
беспомощно стоявших рядом со связанными руками,  одновременно  вспыхнуло
желание убить его на месте.
   В порыве искренней страсти Торрес схватил руки  Леонсии  в  свои,  но
прежде метнул быстрый взгляд в сторону Морганов и еще раз убедился,  что
они не могут причинить ему никакого вреда.
   - Леонсия, - умоляющим тоном сказал он, - если я стану  вашим  мужем,
я, возможно, кое-что смогу сделать для  Генри.  Мне  даже,  может  быть,
удастся спасти ему жизнь, если он согласится немедленно покинуть Панаму.
   - Ах ты испанская собака! - прохрипел Генри, тщетно пытаясь  высвобо-
дить связанные назад руки.
   - Сам ты американский пес! - крикнул Торрес и наотмашь  ударил  Генри
по зубам.
   В тот же миг Генри поднял ногу и так двинул Торреса в бок, что тот не
устоял и отлетел к Френсису; Френсис, в свою очередь,  не  замедлил  как
следует пнуть его с другого бока. Так они  кидали  Торреса  друг  другу,
точно футболисты, пасующие мяч, пока жандармы, наконец, не схватили их и
не принялись, пользуясь их беспомощностью, избивать.  Торрес  не  только
поощрял жандармов возгласами, но и сам вытащил  нож;  дело,  безусловно,
кончилось бы кровавой трагедией, как это нередко случается, когда  вски-
пит оскорбленная латиноамериканская кровь, если бы  вдруг  не  появилось
десятка два вооруженных всадников, которые бесшумно  выехали  из-за  де-
ревьев и так же бесшумно стали хозяевами положения.  Иные  из  этих  та-
инственных незнакомцев были одеты в парусиновые рубашки и штаны,  другие
- в длинные холщовые рясы с капюшонами.
   Жандармы и плантаторы в ужасе попятились, крестясь и бормоча молитвы.
   - Слепой разбойник! - Суровый судья! - Это его люди! - Мы погибли!  -
неслось со всех сторон.
   Только один многострадальный пеон метнулся вперед и упал на  окровав-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.