Случайный афоризм
В истинном писательском призвании совершенно нет тех качеств, какие ему приписывают дешевые скептики, - ни ложного пафоса, ни напыщенного сознания писателем своей исключительной роли. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

поднял вверх, держа за лезвие  так,  что  рукоятка  его,  на  которой  с
большим искусством был вырезан распятый Христос, казалась настоящим кре-
стом. - Клянусь всеми святыми, я буду мстить! О, наша тюрьма! Наше  пра-
восудие! Наш закон!.. Лошадей! Скорее лошадей! Жандарм, лошадей, живо! -
Он быстро обернулся к Торресу и накинулся на него, хотя тот не  произнес
ни слова: - К черту сеньора Ригана! Мне хоть бы уж свое-то вернуть! Меня
оскорбили! Разрушили мою тюрьму! Надругались над моим  законом  -  нашим
законом, дорогие друзья! Лошадей! Лошадей! Отобрать их  у  проезжих!  Да
скорее же! Скорей!
   Капитан Трефэзен, владелец "Анджелики", сын индианки из племени  майя
и негра с Ямайки, шагал взад и вперед по узкой палубе своей шхуны,  пос-
матривая в сторону Сан-Антонио, откуда уже отчалила переполненная людьми
шлюпка, и раздумывал: не удрать ли ему от этого сумасшедшего американца,
зафрахтовавшего его судно? Или, может быть, разорвать контракт и  соста-
вить новый - на сумму в три раза большую? Трефэзена терзали противоречи-
вые веления его смешанной крови: как негр, он был склонен к осторожности
и соблюдению панамских законов, а как индеец - стремился к беззаконию  и
конфликтам.
   Верх одержала индейская кровь: капитан приказал поднять кливер и нап-
равил шхуну к берегу, чтобы поскорее  подобрать  приближавшуюся  шлюпку.
Разглядев, что все Солано и Морганы вооружены ружьями, он чуть  было  не
пустился наутек и не бросил их на произвол судьбы. Но когда он увидел на
корме женщину, склонность к романтике и алчность побудили его  дождаться
и взять шлюпку на борт, ибо он знал, что если женщина замешана  в  делах
мужчин, то вместе с ней появляются опасность и деньги.
   Итак, на борту появилась  женщина,  а  следовательно  -  опасность  и
деньги: Леонсия, ружья и мешок с золотом. Все, что было в шлюпке, не без
труда попало на шхуну: поскольку ветер был слабым, капитан не потрудился
даже приостановить судно.
   - Рад приветствовать вас на борту "Анджелики", сэр, - широко улыбнул-
ся капитан Трефэзен, здороваясь с Френсисом. - А это кто? - спросил  он,
кивая на Генри.
   - Мой друг, капитан, мой гость и даже родственник.
   - Осмелюсь вас спросить, сэр, а что это за джентльмены с  такой  пос-
пешностью скачут там по берегу?
   Френсис взглянул на группу всадников, галопом несшихся  по  песчаному
пляжу, бесцеремонно выхватил из рук капитана бинокль и направил  его  на
берег.
   - Во главе едет сам шеф, - сообщил он, обращаясь к Леонсии и ее роди-
чам, - а следом за ним жандармы. - Внезапно он издал какое-то  восклица-
ние, потом долго смотрел в бинокль и, наконец, покачал  головой:  -  Мне
показалось, что я увидел с ними нашего друга Торреса.
   - С кем, с нашими врагами?! - не веря собственным ушам, вскричала Ле-
онсия. Она вспомнила, как  Торрес,  только  сегодня  утром,  на  веранде
асьенды, предлагал ей руку и сердце и говорил, что  она  может  распоря-
жаться его жизнью и честью.
   - Я, должно быть, ошибся, - признался Френсис. - Они как-то все  сби-
лись в кучу. Но шефа я хорошо различил: он скачет головы на две впереди.
   - А что за субъект этот Торрес? - резко спросил Генри. - Он с  самого
начала мне не понравился, а у вас в доме, Леонсия,  его  всегда  радушно
принимают.
   - Прошу прощения, сэр, извините меня, пожалуйста, - вкрадчиво прервал
их капитан Трефэзен, - и разрешите со всем смиреннейшим почтением повто-
рить мой вопрос, сэр: кто эти всадники, которые так стремительно  скачут
там вдоль берега? Кто они такие, сэр?
   - Они чуть не повесили меня вчера, - расхохотался Френсис. - А завтра
собирались повесить вот этого моего родственника. Только мы  их  надули.
И, как видите, вот мы здесь. А теперь,  мистер  шкипер,  прошу  обратить
внимание на то, что паруса наши только хлопают по ветру. Мы не  двигаем-
ся. Сколько еще вы намерены торчать тут?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.