Случайный афоризм
Писатель должен много писать, но не должен спешить. Антон Павлович Чехов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

лучше в десять утра - так для всех будет удобнее. Как вы полагаете?
   - О, решайте сами, - ответил Френсис. - Можно и  в  одиннадцать  и  в
двенадцать, мне все равно.
   - Попрошу вас следовать за нами,  сеньор,  -  сказал  Мариано  Верка-
ра-и-Ихос мягким тоном, который, однако, не мог скрыть железной твердос-
ти его намерений. - Хуан! Игнасио! - скомандовал он по-испански, -  Сле-
зайте с коней! Отберите у него оружие! Нет, руки связывать не надо.  По-
садите его на лошадь позади Грегорио.
   Френсиса втолкнули в аккуратно выбеленную камеру с глинобитными  сте-
нами футов в пять толщиной; на земляном полу спали в разных позах  чело-
век шесть арестантов-пеонов. Прислушиваясь к глухим ударам топора,  раз-
дававшимся где-то неподалеку, Френсис вспомнил только  что  окончившийся
суд и тихо, протяжно свистнул. Было половина девятого вечера. Суд начал-
ся в восемь. А топоры уже стучали по бревнам, из которых сооружали висе-
лицу, - завтра в десять часов утра на этом помосте ему обовьют  веревкой
шею и вздернут. Разбор дела длился всего тридцать минут, по  его  часам.
Они уложились бы и в двадцать, если бы в зал не ворвалась Леонсия  и  не
задержала внимания судей еще на десять  минут,  любезно  предоставленных
ей, как даме из знатного рода Солано.
   "Шеф был прав, - заключил про себя Френсис. - Правосудие в Панаме  на
самом деле свершается быстро".
   Одно то, что в кармане у него нашли письмо от Леонсии  на  имя  Генри
Моргана, уже губило его. Остальное было просто. С  полдюжины  свидетелей
присягнули в том, что было совершено убийство, и опознали его как  убий-
цу. То же подтвердил и сам начальник полиции. Единственным  светлым  мо-
ментом было внезапное появление Леонсии в  сопровождении  трясущейся  от
старости дряхлой тетушки Солано. У Френсиса сладко замерло сердце, когда
он увидел, с какой энергией прелестная девушка ринулась в борьбу за  его
жизнь, хотя борьба эта и была заранее обречена на провал.
   Первым делом она велела Френсису закатать рукав и показать левую  ру-
ку, при этом Френсис заметил, как начальник полиции  презрительно  пере-
дернул плечами. Затем Леонсия повернулась к Торресу и заговорила  по-ис-
пански, страстно доказывая что-то, - что именно, Френсис не мог  понять,
так как говорила она слишком быстро. А потом он видел и слышал, как ора-
ла и жестикулировала наполнявшая зал толпа, когда Торрес взял слово.
   Но чего он не видел - это как Торрес потихоньку обменялся несколькими
словами с начальником полиции, прежде чем пробраться сквозь толпу к мес-
ту, отведенному для свидетелей. Он не видел этой сценки, как не  знал  и
того, что Торрес находится на жалованье у Ригана, который платит,  чтобы
его, Френсиса, держали вдали от  Нью-Йорка  как  можно  дольше,  а  если
удастся, то и всю жизнь. Не знал Френсис и того, что  Торрес  влюблен  в
Леонсию и терзается ревностью, способной толкнуть его на любой шаг.
   Поэтому Френсис не понял всего, что скрывалось за ответами Торреса на
вопросы Леонсии, которая все-таки заставила его признать, что он никогда
не видел шрама на левой руке Френсиса Моргана. Леонсия победоносно  пос-
мотрела на старикашку судью, но тут начальник полиции  вышел  вперед  и,
подойдя к Торресу, громовым голосом спросил:
   - А можете ли вы поклясться, что когда-либо видели шрам на руке Генри
Моргана?
   Смущенный, сбитый с толку Торрес растерянно посмотрел на судью, потом
умоляюще перевел взгляд на Леонсию и, наконец, молча покачал  головой  в
знак того, что не может поклясться в этом.
   Толпа оборванцев, наполнявшая зал, торжествующе заревела. Судья  про-
изнес приговор, рев усилился, и комиссар с несколькими  жандармами  пос-
пешно вывели Френсиса - не без сопротивления с его стороны - из зала су-
да и препроводили в камеру, - казалось, они  стремились  спасти  его  от
толпы, не желавшей ждать до десяти часов завтрашнего утра, чтобы учинить
над ним расправу.
   "Эх, как этот бедняга Торрес попался, когда его стали спрашивать  про
шрам Генри!" - дружелюбно размышлял Френсис; вдруг  загромыхали  засовы,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.