Случайный афоризм
Стихи - это чувства, переведённые в эквиваленты букв. Неизвестный автор
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

чужой стране? Девчонка была прехорошенькая!..
   В следующую секунду Френсис был уже на ногах  и,  прикрыв  рукою  че-
люсть, едва успел отразить удар могучего кулака Генри.
   - Я... я... извини, пожалуйста, - пробормотал Генри, тяжело опускаясь
на старинный морской сундучок. - Я идиот - знаю, но пусть меня  повесят,
не могу я вынести...
   - Ну вот, опять, - с упреком перебил его Френсис, - Нет, ты такой  же
сумасшедший, как и все в этой сумасшедшей стране.  То  ты  перевязываешь
мне рану на голове, а то готов снести эту самую голову  с  плеч.  Ведешь
себя не лучше той девчонки, которая сначала расцеловала  меня,  а  потом
стала тыкать револьвером в брюхо.
   - Правильно! Ругай меня, я заслужил это, - уныло произнес Генри и тут
же, помимо воли, снова вспылил: - Да черт бы тебя побрал, ведь это  была
Леонсия!
   - Ну и что же, что Леонсия? Или Мерседес? Или Долорес? Неужели,  если
парень поцеловал хорошенькую девчонку, - да еще под дулом револьвера,  -
это дает право какому-то проходимцу в грязных парусиновых штанах,  живу-
щему на куче мусора, именуемой островом, снести ему голову с плеч?
   - А если хорошенькая девчонка помолвлена с проходимцем в грязных  па-
русиновых штанах?..
   - Не может быть!.. - возбужденно прервал его Френсис.
   - Да, и этому оборванцу, - продолжал Генри,  -  не  очень-то  приятно
слышать, что его невеста целовалась с проходимцем, которого она  никогда
не видела, до того как он высадился  со  шхуны  какого-то  сомнительного
ямайского негра.
   - Значит, она приняла меня за тебя, - задумчиво произнес Френсис, на-
чиная понимать, как все произошло. - Я не виню тебя за то, что ты  вспы-
лил; хотя, должен сказать, характер у тебя прескверный. Вчера ты, напри-
мер, собирался отрезать мне уши, не так ли?
   - Ну и у тебя характер ничуть не лучше, мой  милый  Френсис.  Как  ты
настаивал, чтоб я отрезал тебе уши, когда я положил тебя на обе лопатки,
ха-ха!
   И оба весело расхохотались.
   - Это характер старика Моргана, - сказал Генри. - Он, судя по  преда-
нию, был задирист, как черт.
   - Но уж, наверно, не задиристее этих Солано, с  которыми  ты  собира-
ешься породниться. Ведь почти все семейство высыпало тогда  на  берег  и
хотело изрешетить меня, пока я греб к шхуне.  А  твоя  Леонсия  схватила
свою пушку и пригрозила длиннобородому, должно быть ее отцу,  что,  мол,
пристрелит его, если он не перестанет в меня палить.
   - Держу пари, что это и был ее отец, сам старый Энрико! -  воскликнул
Генри. - А остальные - ее братья.
   - Прелестные ящеры! - произнес Френсис. - Скажи, ты не  боишься,  что
твоя жизнь станет слишком монотонной, после того как ты женишься и  вой-
дешь в эту мирную, кроткую семейку? - Но он тут же перебил сам  себя:  -
Послушай, Генри, но если они приняли меня за тебя, какого  же  черта  им
так хотелось тебя укокошить? Опять, наверно,  виноват  сварливый  морга-
новский нрав! Чем это ты привел в такое раздражение родичей своей  буду-
щей жены?
   Генри с минуту смотрел на него, как бы решая, сказать или не сказать,
и, наконец, ответил:
   - Ну что ж, могу тебе, пожалуй, рассказать. Это преотвратительная ис-
тория, и, должно быть, всему виною мой нрав. Я поссорился  с  ее  дядей.
Это был самый младший брат ее отца...
   - Был?.. - прервал его Френсис многозначительно.
   - Я же сказал, что был, - кивком подтверждая  свои  слова,  продолжал
Генри. - Его уже нет в живых. Звали его Альфаро Солано, и  характерец  у
него был тоже преотменный. Все они считают себя потомками испанских кон-
кистадоров [5] и важничают поэтому, как индюки. Альфаро нажил себе  сос-
тояние на продаже ценных пород древесины и как  раз  в  ту  пору  развел

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.