Случайный афоризм
Писатель пишет не потому, что ему хочется сказать что-нибудь, а потому, что у него есть что сказать. Фрэнсис Скотт Фицджеральд
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1621 году родился(-лась) Жан Лафонтен


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

снова стал убегать в лес, но дикого брата больше  не  встречал.  Как  ни
вслушивался Бэк долгими ночами, он не слышал его унылого воя.
   Он стал по нескольку дней пропадать из лагеря, ночуя где придется.  И
однажды он перебрался через знакомый водораздел и снова попал  в  страну
лесов и рек. Здесь он бродил целую неделю, напрасно  ища  свежих  следов
дикого брата. Он питался дичью, которую убивал по дороге, и все бежал  и
бежал легкими, длинными скачками, ничуть не уставая. Он ловил лососей  в
большой реке, которая где-то далеко вливалась в море, и у этой  же  реки
он загрыз черного медведя. Медведь, так же как и Бэк, ловил  здесь  рыбу
и, ослепленный комарами, бросился бежать к лесу, страшный в  своей  бес-
сильной ярости. Несмотря на его беспомощность, схватка была  жестокой  и
окончательно пробудила дремавшего в Бэке зверя. Через два дня он вернул-
ся на то место, где лежал убитый им медведь, и увидел, что с десяток ро-
сомах дерутся из-за этой добычи. Он расшвырял их, как мякину, а две,  не
успевшие убежать,  остались  на  месте,  навсегда  лишенные  возможности
драться.
   Бэк становился кровожадным хищником, который, чтобы жить, убивает жи-
вых и один, без чужой помощи, полагаясь лишь на свою силу  и  храбрость,
торжествует над враждебной природой,  выживает  там,  где  может  выжить
только сильный. Это сознание своей силы пробудило в  нем  гордость.  Она
проявлялась во всех его движениях, сквозила в игре  каждого  мускула,  о
ней выразительнее всяких слов говорили все  его  повадки,  и,  казалось,
гордость эта даже придавала новый  блеск  и  пышность  его  великолепной
шерсти. Если бы не коричневые пятна на морде и над глазами да белая  по-
лоска шерсти на груди, его можно было бы принять за громадного волка. От
отца сенбернара он унаследовал свои размеры и вес, но все остальное было
от матери овчарки. Морда у него была длинная, волчья, только больше, чем
у волка, а череп, хотя шире и массивнее,  формой  тоже  напоминал  череп
волка.
   Он обладал чисто волчьей хитростью, коварной хитростью дикого  зверя.
А кроме того, в нем соединились ум овчарки  и  понятливость  сенбернара.
Все это в сочетании с опытом, приобретенным в суровейшей из школ, делало
Бэка страшнее любого зверя, рыщущего в диких лесах. Этот пес, питавшийся
только сырым мясом, был теперь в полном расцвете сил, и жизненная  энер-
гия била в нем через край. Когда Торнтон гладил его по спине, шерсть Бэ-
ка потрескивала под его рукой, словно каждый ее волосок излучал  скрытый
в нем магнетизм. Все в нем, каждая клеточка тела и мозга, каждая жилка и
каждый нерв, жило напряженной жизнью, действовало с великолепной слажен-
ностью, в полном равновесии. На все, что он видел и слышал, на все,  что
требовало отклика, Бэк откликался с молниеносной быстротой.  Собаки  се-
верных пород быстро - нападают и быстро защищаются от нападения, но  Бэк
делал это вдвое быстрее их. Увидит движение, услышит звук - и  реагирует
на них раньше, чем другая собака успела бы сообразить, в чем  дело.  Бэк
воспринимал, решал и действовал одновременно. Эти три момента - восприя-
тие, решение, действие, - как известно, следуют друг за другом. Но у Бэ-
ка промежутки между ними были так ничтожны, что, казалось, все  происхо-
дило сразу. Мускулы его были заряжены жизненной энергией, работали быст-
ро и точно, как стальные пружины. Жизнь, ликующая, буйная, разливалась в
нем мощным потоком, - казалось, вот-вот этот поток в  своем  неудержимом
стремлении разорвет его на части, вырвется наружу и зальет весь мир.
   - Другой такой собаки на свете нет и не было! - сказал  однажды  Джон
Торнтон товарищам, наблюдая Бэка, который шествовал к выходу из лагеря.
   - Да, когда его отливали, форма, наверное, лопнула  по  всем  швам  и
больше не употреблялась, - сострил Пит.
   - Ей-богу, я сам так думаю, - подтвердил Ганс.
   Они видели, как Бэк выходил из лагеря, но не видели той мгновенной  и
страшной перемены, которая происходила в нем, как только лес укрывал его
от людских глаз. В лесу он уже не шествовал важно, там он сразу  превра-
щался в дикого зверя и крался бесшумно, как кошка, мелькая  и  скрываясь
между деревьями, подобно легкой тени среди других теней  леса.  Он  умел

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.