Случайный афоризм
Нигде так сильно не ощущаешь тщетность людских надежд, как в публичной библиотеке. (Сэмюэл Джонсон)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1621 году родился(-лась) Жан Лафонтен


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

по пятьдесят фунтов в мешок, и мешки укладывали  штабелями,  как  дрова,
перед шалашом, который они сплели себе из еловых веток. Поглощенные сво-
им тяжелым трудом, они не замечали, как летит время. Дни пролетали,  как
сон, а груды сокровищ все росли и росли.
   Собакам делать было решительно нечего - только время от времени  при-
носить дичь, которую настреляет Торнтон, и Бэк целыми часами лежал в за-
думчивости у огня. В эти часы безделья ему все чаще представлялся корот-
коногий волосатый человек. И, жмурясь на огонь, Бэк в своем  воображении
бродил с этим человеком в другом мире, который смутно вспоминался ему.
   В этом другом мире, видимо, царил страх. Наблюдая за волосатым  чело-
веком, когда тот спал у костра, уткнув голову в колени и обняв ее  рука-
ми, Бэк замечал, что спит он беспокойно, часто  вздрагивает  во  сне,  а
просыпаясь, боязливо вглядывается  в  темноту  и  подбрасывает  сучья  в
огонь. Если они ходили по берегу моря, где волосатый собирал раковины  и
тут же съедал их содержимое, глаза его шныряли по сторонам, ища, не  та-
ится ли где опасность, а ноги готовы были при первом тревожном  признаке
вихрем мчаться прочь. По лесу они пробирались бесшумно - впереди волоса-
тый, за ним Бэк. И оба всегда были настороже, уши у обоих  шевелились  и
ноздри вздрагивали, потому что у человека слух и  чутье  были  такие  же
тонкие, как у Бэка Волосатый умел лазить по деревьям так же быстро,  как
бегать по земле. Хватаясь то за одну ветку, то за другую, он  перепрыги-
вал иногда расстояние в десять - двенадцать футов между одним деревом  и
другим, балансируя в воздухе и  никогда  не  срываясь.  На  деревьях  он
чувствовал себя так же свободно, как на земле. Бэку  вспоминались  ночи,
когда он сторожил под деревом, на котором спал волосатый человек, крепко
уцепившись руками за ветви.
   И сродни этим видениям, в которых являлся Бэку волосатый человек, был
зов, по-прежнему звучавший из глубин темного  леса.  Он  вселял  в  Бэка
сильную тревогу, вызывал  непонятные  желания.  Бэк  испытывал  какую-то
смутную радость, и беспокойство, и буйную тоску неведомо о  чем.  Иногда
он бежал в лес, откуда ему слышался этот зов, искал его там,  как  нечто
осязаемое, и лаял то тихо, то воинственно, смотря по настроению  Он  ты-
кался носом в холодный лесной мох или сырую землю, покрытую высокой тра-
вой, и фыркал от блаженства, вдыхая их запах. Или часами, словно  прита-
ившись в засаде, лежал за поваленными бурей стволами, обросшими  древес-
ной губкой, и, наставив уши, широко раскрыв глаза,  ловил  каждый  звук,
каждое движение вокруг. Быть может, лежа тут, он подстерегал тот неведо-
мый зов, не дававший ему покоя. Он и сам не знал, зачем он все это дела-
ет: он повиновался чему-то, что было сильнее его, и делал все  безотчет-
но.
   Он был теперь весь во власти непобедимых инстинктов. Иногда  лежит  в
лагере и дремлет разнеженный теплом, - и вдруг поднимет голову, насторо-
жит уши, как будто напряженно прислушиваясь, затем вскакивает  и  мчится
все дальше и дальше, часами носится по лесу  или  на  просторе  открытых
равнин. Он любил бегать по дну пересохших речек, следить за жизнью леса.
Целыми днями лежал в кустах, откуда можно было наблюдать за куропатками,
которые важно прохаживались по траве или, хлопая крыльями, перелетали  с
места на место. Но больше всего нравилось Бэку бегать в светлом  сумраке
летних ночей и слушать сонный, глухой шепот леса, читать звуки и  приме-
ты, как человек читает книгу, искать, искать то таинственное, чей зов он
слышал всегда, и наяву и во сне.
   Раз ночью он со сна испуганно вскочил, широко раскрыв глаза, дрожащи-
ми ноздрями втягивая воздух. Вся шерсть на нем встала  дыбом  и  ходила,
как волны под ветром. Из леса доносился зов, такой внятный, как никогда.
Это был протяжный вой, и похожий и непохожий на вой ездовых собак.  Бэку
он показался знакомым - да, он уже  слышал  его  когда-то!  В  несколько
прыжков пробежал он через спящий лагерь, бесшумно и  быстро  помчался  в
лес. Когда вой стал слышен уже где-то близко, Бэк пошел  тише,  соблюдая
величайшую осторожность. Наконец он подошел к открытой поляне и,  выгля-
нув из-за деревьев, увидел большого тощего волка,  который  выл,  задрав

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.