Случайный афоризм
Тот не писатель, кто не прибавил к зрению человека хоть немного зоркости. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1621 году родился(-лась) Жан Лафонтен


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

да придет плот, на котором они отправятся в Доусон. Скит, маленькая сука
из породы ирландских сеттеров, быстро подружилась с Бэком -  еле  живой,
он неспособен был отвергнуть ее ласки и заботы. Скит,  как  и  некоторые
другие собаки, обладала инстинктивным уменьем врачевать раны и  болезни.
Как кошка вылизывает своих котят, так она вылизывала и  зализывала  раны
Бэка. Каждое утро, выждав, пока Бэк поест,  она  выполняла  свои  добро-
вольные обязанности, и в конце концов он стал принимать ее заботы так же
охотно, как заботы Торнтона. Ниг, помесь ищейки  с  шотландской  борзой,
тоже настроенный дружелюбно, но более сдержанный, был  громадный  черный
пес с веселыми глазами и неисчерпаемым запасом добродушия.
   К удивлению Бэка, эти собаки ничуть не ревновали к нему хозяина и  не
завидовали ему. Казалось, им  передалась  доброта  и  великодушие  Джона
Торнтона. Когда Бэк окреп, они стали втягивать его в  веселую  возню,  в
которой иной раз, не удержавшись, принимал участие и Торнтон.
   Так Бэк незаметно для себя совсем  оправился  и  начал  новую  жизнь.
Впервые он узнал любовь, любовь истинную и страстную. Никогда он не  лю-
бил так никого в доме судьи Миллера, в солнечной долине  Санта-Клара.  К
сыновьям судьи, с которыми он охотился и ходил на далекие  прогулки,  он
относился по-товарищески, к маленьким  внучатам  -  свысока  и  покрови-
тельственно, а к самому судье - дружески, никогда не роняя при этом сво-
его величавого достоинства. Но только Джону Торнтону суждено было пробу-
дить в нем пылкую любовь, любовь-обожание, страстную до безумия.
   Торнтон спас ему жизнь - и это уже само по себе что-нибудь да  значи-
ло. А кроме того, этот человек был идеальным хозяином. Другие люди забо-
тились о своих собаках лишь по обязанности и потому, что им это было вы-
годно. А Торнтон заботился о них без всякого расчета, как отец о  детях,
- такая уж у него была натура. Мало того, он никогда не забывал  порадо-
вать собаку приветливым и ободряющим словом, любил подолгу разговаривать
с ними (он называл это "поболтать"), и  беседы  эти  доставляли  ему  не
меньшее удовольствие, чем им. У Торнтона была привычка хватать Бэка обе-
ими руками за голову и, упершись в нее лбом, раскачивать пса из  стороны
в сторону, осыпая его при этом всякими бранными прозвищами, которые  Бэк
принимал как ласкательные. Для Бэка не было  большей  радости,  чем  эта
грубоватая ласка, сопровождаемая ругательствами, и когда хозяин так тор-
мошил его, сердце у него от восторга готово было выскочить.  Как  только
Торнтон наконец отпускал его, он вскакивал, раскрыв пасть  в  улыбке,  и
взгляд его был красноречивее слов, горло сжималось от чувств, которых он
не мог выразить. А Джон Торнтон, глядя на него, застывшего на месте, го-
ворил с уважением: "О господи! Этот пес - что человек,  только  говорить
не умеет!.."
   Бэк выражал свою любовь способами, от которых могло не поздоровиться.
Он, например, хватал зубами руку Торнтона и так крепко  сжимал  челюсти,
что на коже долго сохранялся отпечаток его зубов. Но хозяин понимал, что
эта притворная свирепость - только ласка, точно так же, как Бэк понимал,
что ругательными прозвищами его наделяют от избытка нежности.
   Чаще всего любовь Бэка проявлялась в виде немого  обожания.  Хотя  он
замирал от счастья, когда Торнтон трогал его или разговаривал с ним,  он
сам не добивался этих знаков расположения. В противоположность Скит, ко-
торая, подсовывая морду под руку Торнтона, тыкалась в нее носом, пока он
не погладит ее, или Нигу, имевшему привычку лезть  к  хозяину  и  класть
свою большую голову к нему на колени, Бэк довольствовался тем, что  обо-
жал его издали. Он мог часами лежать у ног Торнтона, с напряженным  вни-
манием глядя ему в лицо и словно изучая его.  Он  с  живейшим  интересом
следил за каждой переменой в этом лице, за каждым мимолетным его выраже-
нием. А иногда ложился подальше, сбоку или позади хозяина, и оттуда наб-
людал за его движениями. Такая тесная близость создалась между человеком
и собакой, что часто, почувствовав взгляд Бэка, Торнтон поворачивал  го-
лову и молча глядел на него. И каждый читал в глазах другого те чувства,
что светились в них.
   Еще долгое время после своего спасения Бэк беспокоился, когда не  ви-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.