Случайный афоризм
Чтобы были довольны твои читатели, не будь слишком доволен собой. Вольтер (Мари Франсуа Аруэ)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1621 году родился(-лась) Жан Лафонтен


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

этого не вышло: слишком перегружены были нарты и слишком неопытны  люди.
Давать собакам меньше еды было проще всего, но заставить их бежать быст-
рее они не могли, а так как по утрам из-за нерасторопности хозяев в путь
трогались поздно, то много времени пропадало даром. Эти  люди  не  умели
подтянуть собак, не умели подтянуться и сами.
   Первым свалился Даб. Незадачливый воришка, который всегда попадался и
получал трепку, был тем не менее добросовестным работником. Так как  его
вывихнутую лопатку не вправили и не давали ему роздыха, ему  становилось
все хуже, и в конце концов Хэл пристрелил его из своего большого кольта.
На Севере все знают, что собаки, привезенные из других мест, погибают от
голода, если их посадить на скудный паек местных лаек. А так как  Хэл  и
этот паек урезал наполовину, то все шесть привозных собак в упряжке Бэка
неминуемо должны были погибнуть. Первым околел ньюфаундленд,  за  ним  -
все три пойнтера. Упорнее их цеплялись за жизнь две дворняги, но и они в
конце концов погибли.
   К этому времени три путешественника утратили всю мягкость  и  обходи-
тельность южан. Развеялось романтическое очарование путешествия по  Арк-
тике, действительность оказалась чересчур  суровой.  Мерседес  перестала
плакать от жалости к собакам, - теперь она плакала только от  жалости  к
себе и была поглощена ссорами с мужем и братом. Ссориться они никогда не
уставали. Раздражительность, порожденная невзгодами, росла вместе с эти-
ми невзгодами, переросла и далеко опередила их. Эти двое мужчин и женщи-
на не обрели того удивительного терпения, которому Великая Северная Тро-
па учит людей и которое помогает им в трудах и жестоких страданиях оста-
ваться добрыми и приветливыми. У новых хозяев Бэка не было и капли тако-
го терпения. Они коченели от холода, у них все болело:  болели  мускулы,
кости, даже сердце. И оттого они стали сварливыми, и с утра до ночи гру-
бости и колкости не сходили у них с языка.
   Как только Мерседес оставляла Чарльза и Хэла в  покое,  они  начинали
ссориться между собой. Каждый был глубоко уверен, что он делает  большую
часть работы, и при всяком удобном случае заявлял об  этом.  А  Мерседес
принимала сторону то мужа, то брата, - и начинались бесконечные семейные
сцены. Заведут, например, спор, кому из двоих, Чарльзу или  Хэлу,  нару-
бить сучьев для костра, - и тут же начнут ни к селу ни к городу поминать
всю родню, отцов, матерей, дядей, двоюродных братьев  и  сестер,  людей,
которые находятся за тысячи миль, и даже тех, кто давно в  могиле.  Было
совершенно непонятно, какое отношение к рубке сучьев для  костра  имеют,
например, взгляды Хэла на искусство или пьесы, которые писал его дядя по
матери. Тем не менее к спору все это приплеталось так же  часто,  как  и
политические убеждения Чарльза. И какая связь между длинным языком сест-
ры Чарльза и разжиганием костра на Юконе - это было ясно одной лишь Мер-
седес, которая разражалась потоком комментариев на эту  тему,  а  кстати
уже высказывалась относительно некоторых других неприятных  особенностей
мужниной родни. Тем временем костер не разжигался, приготовления к  ноч-
легу не делались, собаки оставались ненакормленными.
   У Мерседес был особый повод для недовольства - претензии чисто  женс-
кого свойства. Она была красива, изнеженна, мужчины всегда рыцарски уха-
живали за ней. А теперь обращение с ней мужа и брата никак  нельзя  было
назвать рыцарским! Мерседес привыкла ссылаться всегда  на  свою  женскую
беспомощность. Чарльза и Хэла это возмущало. Но она протестовала  против
всяких покушений на то, что считала самой  основной  привилегией  своего
пола, и отравляла им жизнь. Она устала, она чувствовала себя  больной  и
потому, не жалея больше собак, все время ехала  на  нартах.  Однако  это
слабое и прелестное создание весило сто двадцать фунтов - весьма  солид-
ное прибавление к тяжелой поклаже, которую приходилось тащить ослабевшим
и голодным собакам. Мерседес целыми днями не слезала с  нарт  -  до  тех
пор, пока собаки не падали без сил и нарты не останавливались. Чарльз  и
Хэл уговаривали ее слезть и идти  на  лыжах,  просили,  умоляли,  а  она
только плакала и докучала богу многословными жалобами на их жестокость к
ней.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.