Случайный афоризм
То, что написано без усилий, читается, как правило, без удовольствия. Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1621 году родился(-лась) Жан Лафонтен


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ощетиниться и оскалить зубы, как все уступали ему дорогу.
   Больше всего, пожалуй, Бэк любил лежать у  костра.  Поджав  под  себя
задние лапы, вытянув передние и подняв голову, он  задумчиво  смотрел  в
огонь. В такие минуты вспоминался ему иногда большой дом судьи Миллера в
солнечной долине Санта-Клара, цементный бассейн,  где  он  плавал,  бес-
шерстная мексиканка Изабель и японский мопсик Туте. Но чаще думал Бэк  о
человеке в красном свитере, о гибели Кэрли, о великой битве со Шпицем  и
о тех вкусных вещах, которые он ел когда-то или  мечтал  поесть.  Он  не
тосковал по родине. Страна солнца стала для него смутным и далеким  вос-
поминанием, которое его не волновало. Гораздо  большую  власть  над  ним
имели воспоминания о другой жизни, далекой жизни предков.  Благодаря  им
многое, чего он никогда раньше не видел, казалось ему знакомым.  А  инс-
тинкты (они тоже были не чем иным, как отголосками  жизни  предков),  не
просыпавшиеся в нем раньше, теперь ожили и властно заговорили.
   По временам, когда он так лежал у костра и сонно  щурился  на  огонь,
ему начинало казаться, что это пламя какого-то иного костра, у  которого
он грелся когда-то, и видел он подле себя  не  повара-метиса,  а  совсем
другого человека. У этого другого ноги были короче, а руки длиннее, мус-
кулы - как узловатые веревки, а не такие гладкие и обросшие жиром. Воло-
сы у него были длинные и всклокоченные, череп скошен от самых глаз к те-
мени. Человек этот издавал странные звуки и, видно, очень боялся  темно-
ты, потому что то и дело всматривался в нее, сжимая  в  руке,  свисавшей
ниже колена, палку с привязанным к ней на конце большим камнем.  Он  был
почти голый - только на спине болталась шкура,  рваная  и  покоробленная
огнем. Но тело его было покрыто  волосами,  и  на  груди  и  плечах,  на
тыльной стороне рук и на ляжках волосы были  густые,  как  мех.  Человек
стоял не прямо, а наклонив туловище вперед и согнув ноги в коленях. И  в
теле его чувствовалась какая-то удивительная  упругость,  почти  кошачья
гибкость и напряженность, как у тех, кто живет в постоянном страхе перед
видимыми и невидимыми опасностями.
   Иногда этот волосатый человек сидел у костра на корточках  и  дремал,
низко свесив голову. Локти он тогда упирал в колени, руками закрывал го-
лову, как от дождя. А за костром, в темноте, светилось множество  раска-
ленных угольков, и всегда парами, всегда по два: Бэк знал, что это глаза
хищных зверей. Он слышал, как трещали кусты, сквозь которые они продира-
лись, слышал все звуки, возвещавшие их приближение.
   И когда Бэк лежал на берегу Юкона и грезил, лениво глядя в огонь, эти
звуки и видения другого мира тревожили его так, что шерсть у него  вста-
вала дыбом и он начинал тихо повизгивать или глухо  ворчать.  Тогда  по-
вар-метис кричал: "Эй, Бэк, проснись!" - и видения куда-то исчезали, пе-
ред глазами снова вставал реальный мир, и Бэк поднимался, зевая и  потя-
гиваясь, словно он на самом деле только что проснулся.
   Дорога была трудная, груз тяжелый, работа изматывала собак. Они  ото-
щали и были в самом жалком состоянии, когда добрались наконец до  Доусо-
на. Им следовало бы отдохнуть дней десять или хотя бы неделю. Но два дня
спустя они уже спускались от Казарм вниз, на лед Юкона, с грузом  писем.
Собаки были утомлены, погонщики ворчали, и в довершение всего каждый бо-
жий день шел снег. По этому мягкому,  неутоптанному  настилу  идти  было
трудно, больше терлись полозья и тяжелее было собакам тащить  нарты.  Но
люди хорошо справлялись со всеми трудностями и усердно заботились о  со-
баках.
   Каждый вечер, разбив лагерь, погонщики первым делом занимались  соба-
ками. Собаки получали ужин раньше, чем люди, и никто  из  погонщиков  не
залезал в спальный мешок, пока не осмотрит лапы  своих  собак.  Все-таки
силы собак таяли. За эту зиму они уже прошли тысячу восемьсот миль, весь
утомительный путь таща за собой тяжело нагруженные нарты. А  тысяча  во-
семьсот миль подкосят и самую крепкую, выносливую собаку.  Бэк  пока  не
сдавался, заставлял работать других и поддерживал дисциплину в своей уп-
ряжке, но и он тоже был сильно переутомлен. Билли все ночи напролет ску-
лил и стонал во сне, Джо был мрачнее мрачного, а к Соллексу просто опас-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.