Случайный афоризм
Почему поэты так часто воспевали луну? Не потому ли, что она озаряет жизнь мечтателей и влюбленных? Мигель де Унамуно
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1621 году родился(-лась) Жан Лафонтен


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   Те древние инстинкты, что в известную пору года гонят людей из шумных
городов в леса и поля убивать живых тварей свинцовыми  шариками,  теперь
проснулись в Бэке, и в нем эта кровожадность и радость умерщвления  были
бесконечно более естественны. Он мчался впереди всей своры в бешеной по-
гоне за добычей, за этим живым мясом, чтобы впиться в него зубами, убить
и в теплую кровь погрузить морду до самых глаз.
   Есть экстаз, знаменующий собою вершину жизни, высшее напряжение  жиз-
ненных сил. И парадоксально то, что экстаз этот  есть  полнота  ощущения
жизни и в то же время - полное забвение себя и всего окружающего.  Такой
самозабвенный восторг приходит к художникутворцу в часы вдохновения.  Он
охватывает воина на поле брани, и воин в упоении боя разит без пощады. В
таком именно экстазе Бэк во главе стаи, с древним победным  кличем  вол-
ков, гнался за добычей, мчавшейся впереди в лунном  свете.  Экстаз  этот
исходил из неведомых ему самому недр его существа, возвращая его в  глу-
бину времен. Жизнь кипела в нем, вставала бурным разливом, и каждый мус-
кул, каждая жилка играли, были в огне, и радость  жизни  претворялась  в
движение, в эту исступленную скачку под звездами по  мертвой,  застывшей
от холода земле.
   Шпиц, хладнокровный и расчетливый даже в моменты самого буйного азар-
та, отделился от стаи и побежал наперерез зайцу через узкую косу, вокруг
которой речка делала поворот. Бэк этого не заметил: он, огибая излучину,
видел только мелькавший впереди белый призрак зайца. Вдруг другой  белый
призрак, побольше первого, прыгнул с береговой кручи прямо на дорогу пе-
ред зайцем. Это был Шпиц. Заяц не мог повернуть назад. Шпиц еще на  лету
вонзил зубы ему в спину, и заяц крикнул, как кричит в муке человек.  Ус-
лышав этот вопль Жизни,  которая  в  разгаре  своем  попала  в  железные
объятия Смерти, вся свора, бежавшая за Бэком, дико взвыла от восторга.
   Молчал только Бэк. Не останавливаясь, он налетел  на  Шпица,  да  так
стремительно, что не успел схватить его за горло. Они  упали  и  покати-
лись, взметая снег. Шпиц первый вскочил на ноги - так быстро,  словно  и
не падал, - укусил Бэка за плечо и прыгнул в сторону. Челюсти его дважды
сомкнулись мертвой хваткой, как железные челюсти капкана,  он  отскочил,
чтобы лучше разбежаться для прыжка, и зарычал, вздернув верхнюю  губу  и
оскалив зубы.
   Бэк почувствовал, что настал решительный миг, что эта  схватка  будет
не на жизнь, а на смерть. Когда они, заложив назад уши, с рычанием  кру-
жили друг около друга, настороженно выжидая удобного момента для нападе-
ния, Бэку вдруг показалось, что все это ему знакомо, что  это  уже  было
когда-то: белый лес кругом, белая земля, и лунный свет, и упоение боя. В
белом безмолвии вокруг было что-то призрачное. Ни малейшего  движения  в
воздухе, ни шелеста, не дрожал на дереве ни один засохший лист, и только
пар от дыхания собак медленно поднимался в морозном воздухе.
   Эти плохо прирученные потомки волков быстро покончили с зайцем и  те-
перь в напряженном, безмолвном ожидании  окружили  кольцом  сражающихся.
Глаза у всех горели, пар из раскрытых пастей медленно поднимался  вверх.
И вся эта картина из каких-то первобытных времен не была для Бэка ни но-
вой, ни странной. Казалось, что так было всегда, что это в  порядке  ве-
щей.
   Шпиц был опытным бойцом. На своем пути от Шпицбергена через всю  Арк-
тику и Канаду и Бесплодную Землю он встречал всевозможных собак  и  всех
их одолевал и подчинял себе. Ярость его была страшна, но никогда не  ос-
лепляла его. Обуреваемый жаждой терзать и уничтожать, он, однако, ни  на
миг не забывал, что и противником его владеет такая же страсть.  Никогда
он не нападал, не подготовившись встретить ответный натиск.  Никогда  не
начинал атаки, не обеспечив себе заранее успеха.
   Тщетно Бэк пытался вонзить зубы в шею этого  громадного  белого  пса.
Как только он нацеливался клыками на незащищенное место,  его  встречали
клыки Шпица. И клык ударялся о клык, морды у обоих были в крови, а  Бэку
все никак не удавалось обмануть бдительность врага.  Он  разгорячился  и
ошеломил Шпица вихрем внезапных натисков. Снова и снова  нацеливался  он

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.