Случайный афоризм
Писатель пишет не потому, что ему хочется сказать что-нибудь, а потому, что у него есть что сказать. Фрэнсис Скотт Фицджеральд
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

донес до плеча. Волчица прыгнула с тропы  в  сторону  и  скрылась  среди
елей. Друзья посмотрели друг на друга. Генри многозначительно засвистал.
   - Эх, не сообразил я! - воскликнул Билл, кладя ружье на место. -  Как
же такой волчице не знать ружья, когда она знает время  кормежки  собак!
Говорю тебе, Генри, во всех наших несчастьях виновата она.  Если  бы  не
эта тварь, у нас сейчас было бы шесть собак, а не три. Нет, Генри, я  до
нее доберусь. На открытом месте ее не убьешь, слишком умна. Но я ее выс-
лежу. Я подстрелю эту тварь из засады.
   - Только далеко не отходи, - предупредил его Генри. - Если они на те-
бя всей стаей набросятся, три патрона тебе помогут, как мертвому припар-
ки. Уж очень это зверье проголодалось. Смотри, Билл, попадешься им!
   В эту ночь остановка была сделана рано. Три собаки не могли везти са-
ни так быстро и так подолгу, как это делали шесть; они заметно  выбились
из сил. Билл привязал их подальше друг от друга, чтобы они не перегрызли
ремней, и оба путника сразу легли спать. Но волки осмелели  и  ночью  не
раз будили их. Они подходили так близко, что собаки начинали бесноваться
от страха, и, для того чтобы удерживать осмелевших хищников на  расстоя-
нии, приходилось то и дело подкладывать сучья в костер.
   - Моряки рассказывают, будто акулы любят плавать за кораблями, - ска-
зал Билл, забираясь под одеяло после одной из таких прогулок к костру. -
Так вот, волки - это сухопутные акулы. Они свое дело получше нас с тобой
знают и бегут за нами вовсе не для моциона. Попадемся мы им, Генри.  Вот
увидишь, попадемся.
   - Ты, можно считать, уже попался, если столько говоришь  об  этом,  -
отрезал его товарищ. - Кто боится порки, тот все равно что выпорот, а ты
все равно что у волков на зубах.
   - Они приканчивали людей и получше нас с тобой, - ответил Билл.
   - Да перестань ты скулить! Сил моих больше нет! Генри  сердито  пере-
вернулся на другой бок, удивляясь тому, что Билл промолчал. Это на  него
не было похоже, потому что резкие слова легко выводили его из себя. Ген-
ри долго думал об этом, прежде чем заснуть, но в конце концов  веки  его
начали слипаться, и он погрузился в сон с такой мыслью:  "Хандрит  Билл.
Надо будет растормошить его завтра".


   ГЛАВА ТРЕТЬЯ
   ПЕСНЬ ГОЛОДА

   Поначалу день сулил удачу. За ночь не пропало ни одной собаки, и Ген-
ри с Биллом бодро двинулись в путь среди окружающего их безмолвия, мрака
и холода. Билл как будто не вспоминал о мрачных предчувствиях, тревожив-
ших его прошлой ночью, и даже изволил подшутить над собаками,  когда  на
одном из поворотов они опрокинули сани. Все смешалось в  кучу.  Перевер-
нувшись, сани застряли между деревом и громадным валуном, и,  чтобы  ра-
зобраться во всей этой путанице, пришлось распрягать собак. Путники наг-
нулись над санями, стараясь поднять их, как вдруг Генри увидел, что  Од-
ноухий убегает в сторону.
   - Назад, Одноухий! - крикнул он,  вставая  с  колен  и  глядя  собаке
вслед.
   Но Одноухий припустил еще быстрее, волоча по снегу постромки. А  там,
на только что пройденном ими пути, его  поджидала  волчица.  Подбегая  к
ней. Одноухий навострил уши, перешел на легкий мелкий шаг, потом остано-
вился. Он глядел на нее внимательно, недоверчиво, но с жадностью. А  она
скалила зубы, как будто улыбаясь ему вкрадчивой улыбкой,  потом  сделала
несколько игривых прыжков и остановилась. Одноухий пошел к ней все еще с
опаской, задрав хвост, навострив уши и высоко подняв голову.
   Он хотел было обнюхать ее, но волчица подалась назад, лукаво  заигры-
вая с ним. Каждый раз, как он делал шаг вперед, она отступала  назад.  И
так, шаг за шагом, волчица увлекала Одноухого за собой,  все  дальше  от
его надежных защитников - людей. Вдруг как будто неясное опасение  оста-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.