Случайный афоризм
Большинство писателей считают правду наиболее ценным своим достоянием - вот почему они так экономно ею пользуются. Марк Твен
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

предостерегающе зарычал и злобно сверкнул глазами. Удар кулаком и резкий
окрик хозяина заставили Белого Клыка подчиниться их ласкам, хотя  он  не
переставал рычать, пока крошечные руки гладили его, и в этом рычании  не
слышалось ласковой нотки. Позднее, заметив, что мальчик и девочка дороги
хозяину, он позволял им гладить себя, уже не дожидаясь удара  и  резкого
окрика.
   Все же проявлять свои чувства Белый Клык не умел.
   Он покорялся детям хозяина с  откровенной  неохотой  и  переносил  их
приставания, как переносят мучительную операцию. Если они уж очень надо-
едали ему, он вставал и с решительным видом уходил прочь. Но вскоре  Уи-
дон и Мод расположили к себе Белого Клыка, хотя он все еще никак не  вы-
казывал своего отношения к ним. Он никогда не подходил к детям  сам,  но
уже не убегал от них и ждал, когда они подойдут. А потом взрослые  стали
замечать, что при виде детей в глазах Белого Клыка появляется  довольное
выражение, которое уступало  место  чему-то  вроде  легкой  досады,  как
только они оставляли его для других игр.
   Много нового пришлось постичь Белому Клыку, но на все это  потребова-
лось время. Следующее место после детей Белый Клык отводил судье Скотту.
Объяснялось это двумя причинами: во-первых, хозяин, очевидно, очень  це-
нил его, во-вторых, судья Скотт был человек сдержанный. Белый Клык любил
лежать у его ног, когда судья читал газету на просторной веранде. Взгляд
или слово, изредка брошенные в сторону Белого Клыка, говорили  ему,  что
судья Скотт замечает его присутствие и умеет дать почувствовать это  без
всякой навязчивости. Но так бывало,  когда  хозяин  куда-нибудь  уходил.
Стоило только ему показаться, и весь остальной мир переставал  существо-
вать для Белого Клыка.
   Белый Клык позволял всем членам семьи Скотта гладить и ласкать  себя,
но ни к кому из них он не относился так, как к хозяину. Никакие ласки не
могли вызвать любовных ноток в его  рычании.  Как  ни  старались  родные
Скотта, никому из них не удалось заставить Белого Клыка прижаться к себе
головой. Этим выражением безграничного доверия, подчинения и преданности
Белый Клык удостаивал одного Уидона Скотта. В сущности говоря, остальные
члены семьи были для него не чем иным, как хозяйской собственностью.
   Точно так же Белый Клык очень рано почувствовал разницу между членами
семьи хозяина и слугами. Слуги боялись его, а он, со своей стороны, воз-
держивался от нападений на этих людей только потому, что считал их  тоже
хозяйской собственностью. Между ними и Белым Клыком поддерживался  нейт-
ралитет, и только. Они варили обед для хозяина, мыли посуду и  исполняли
всякую другую работу, точно так же как на Клондайке все это делал  Мэтт.
Короче говоря, слуги входили необходимой составной  частью  в  жизненный
уклад Сиерра-Висты.
   Много нового пришлось узнать Белому Клыку и  за  пределами  поместья.
Владения хозяина были широки и обширны, но и  они  имели  свои  границы.
Около СиерраВисты проходило шоссе. За ним начинались общие владения всех
богов - дороги и улицы. Личные же их владения стояли за изгородями.  Все
это управлялось бесчисленным множеством законов, которые диктовали Бело-
му Клыку его поведение, хотя он и не понимал языка богов  и  мог  знако-
миться с их законами только на основании собственного опыта. Он действо-
вал сообразно своим инстинктам до тех пор, пока не сталкивался  с  одним
из людских законов. После нескольких таких столкновений Белый Клык  пос-
тигал закон и больше никогда не нарушал его.
   Но сильнее всего действовали на Белого Клыка строгие нотки  в  голосе
хозяина и наказующая рука хозяина. Белый Клык любил своего  бога  безза-
ветной любовью, и его строгость причиняла ему такую боль, какой не могли
причинить ни Серый Бобр, ни Красавчик Смит. Их побои были ощутимы только
для тела, а дух, гордый, неукротимый дух Белого  Клыка  продолжал  буше-
вать. Удары нового хозяина были чересчур слабы, чтобы причинить боль,  и
все-таки они проникали глубже. Хозяин выражал  свое  неодобрение  Белому
Клыку и этим уязвлял его в самое сердце.
   В сущности говоря, Белому Клыку не так уж часто попадало от  хозяина.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.