Случайный афоризм
Тот не писатель, кто не прибавил к зрению человека хоть немного зоркости. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

другого, как подчиниться.
   На первых порах отношение Дика к Белому Клыку не могло не  быть  нес-
колько настороженным, но вскоре он примирился с ним, как с  неотъемлемой
принадлежностью Сиерра-Висты. Если бы все зависело от  одною  Дика,  они
стали бы друзьями, но Белый Клык не чувствовал необходимости  в  дружбе.
Он требовал, чтобы собаки оставили ею в покое.  Всю  жизнь  он  держался
особняком от своих собратьев и не имел ни малейшего желания нарушать те-
перь этот порядок вещей. Дик надоедал ему своими  приставаниями,  и  он,
рыча, прогонял его прочь. Еще на Севере Белый Клык понял, что  хозяйских
собак трогать нельзя, и не забывал этого урока и здесь. Но он  продолжал
настаивать на своей обособленности и замкнутости и до такой степени  иг-
норировал Дика, что этот добродушный пес оставил  все  попытки  завязать
дружбу с волком и в конце концов уделял ему внимания не больше, чем  ко-
новязи около конюшни.
   Но с Колли дело обстояло несколько иначе. Смирившись с тем, что  боги
разрешили волку жить в доме, она все же не видела в этом достаточных ос-
нований для того, чтобы совсем оставить его в покое. В  памяти  у  Колли
стояли бесчисленные преступления, совершенные волком и его родичами про-
тив ее предков. Набеги на овчарни нельзя забыть ни за один день,  ни  за
целое поколение, они взывали к мести. Колли не смела нарушить  волю  бо-
гов, подпустивших к себе Белого Клыка, но это не мешало ей отравлять ему
жизнь. Между ними была вековая вражда, и Колли взялась непрестанно напо-
минать об этом Белому Клыку.
   Воспользовавшись преимуществами, которые давал ей пол,  она  всячески
изводила и преследовала его. Инстинкт не позволял ему нападать на Колли,
но оставаться равнодушным к ее настойчивым приставаниям было просто  не-
возможно. Когда овчарка кидалась на него, он подставлял  под  ее  острые
зубы свое плечо, покрытое густой шерстью, и величественно отходил в сто-
рону; если это не помогало, с терпеливым и скучающим видом  начинал  хо-
дить кругами, пряча от нее голову. Впрочем, когда она все же  ухитрялась
вцепиться ему в заднюю ногу, отступать  приходилось  гораздо  поспешнее,
уже не думая о величественности. Но в  большинстве  случаев  Белый  Клык
сохранял достойный и почти торжественный вид. Он не замечал Колли,  если
только это было возможно, и старался не попадаться ей на глаза, а увидев
или заслышав ее поблизости, вставал с места и уходил.
   Белый Клык много чему должен был научиться в Сиерра-Висте.  Жизнь  на
Севере была проста по сравнению со здешними сложными делами. Прежде все-
го ему пришлось познакомиться с семьей хозяина, но это было для него  не
в новинку. Мит-Са и Клу-Куч принадлежали Серому Бобру,  ели  добытое  им
мясо, грелись около его костра и спали под его одеялами; точно так же  и
все обитатели Сиерра-Висты принадлежали хозяину Белого Клыка.
   Но и тут чувствовалась разница, и разница довольно значительная.  Си-
ерра-Виста была куда больше вигвама Серого Бобра. Белому Клыку  приходи-
лось сталкиваться здесь с очень многими людьми. В Сиерра-Висте был судья
Скотт со своей женой. Потом там были две сестры хозяина -  Бэт  и  Мэри.
Была жена хозяина - Элис и наконец его дети - Уидон и Мод, двое  малышей
четырех и шести лет. Никто не мог рассказать Белому Клыку  о  всех  этих
людях, а об узах родства и человеческих взаимоотношениях  он  ничего  не
знал, да и никогда не смог бы узнать. И все-таки он  быстро  понял,  что
все эти люди принадлежат его хозяину. Потом, наблюдая за их  поведением,
вслушиваясь в их речь и интонацию голосов, он мало-помалу  разобрался  в
степени близости каждою из обитателей Сиерра-Висты к хозяину, почувство-
вал меру расположения, которым он дарил их. И соответственно всему этому
Белый Клык и сам стал относиться к новым богам: то,  что  ценил  хозяин,
ценил и он; то, что было дорого хозяину, надлежало всячески  охранять  и
ему самому.
   Так обстояло дело с хозяйскими детьми. Всю свою жизнь Белый  Клык  не
терпел детей, боялся и не переносил прикосновения их рук:  он  не  забыл
детской жестокости и тирании, с которыми ему приходилось сталкиваться  в
индейских поселках. И когда Уидон и Мод в первый раз подошли к нему,  он

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.