Случайный афоризм
Когда вы заимствуете что-нибудь у одного писателя, это называется плагиатом, когда вы заимствуете у многих - это уже исследование. Уилсон Мизнер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

гом, напоминавшим визг рыси, с которой ему приходилось встречаться в се-
верных лесах.
   Все вокруг говорило о могуществе. За  всем  этим  чувствовалось  при-
сутствие властного человека, утвердившего свое господство над миром  ве-
щей. Белый Клык был ошеломлен и подавлен этим зрелищем. Ему стало страш-
но. Сознание собственного ничтожества охватило гордую, полную сил  соба-
ку, как будто она снова превратилась в щенка, прибежавшего  из  Северной
глуши к поселку Серого Бобра. А сколько богов здесь было! От них у Бело-
го Клыка рябило в глазах. Уличный грохот оглушал его, он терялся от неп-
рерывного потока и мелькания вещей. Он чувствовал, как никогда, свою за-
висимость от хозяина и шел за ним по пятам, стараясь не упускать его  из
виду.
   Город пронесся кошмаром, но воспоминание о нем долгое время преследо-
вало Белого Клыка во сне. В тот же день хозяин посадил  его  на  цепь  в
угол багажного вагона, среди груды чемоданов и сундуков. Здесь всем рас-
поряжался коренастый, очень сильный бог, который с грохотом двигал  сун-
дуки и чемоданы, втаскивал их в вагон, громоздил один на другой  или  же
швырял за дверь, где их подхватывали другие боги.
   И здесь, в этом кромешном аду, хозяин  покинул  Белого  Клыка,  -  по
крайней мере Белый Клык считал себя покинутым до тех пор, пока не  учуял
рядом с собой хозяйских вещей и, учуяв, стал на стражу около них.
   - Вовремя пожаловали, - проворчал коренастый бог, когда часом позже в
дверях появился Уидон Скотт. - Эта собака дотронуться мне не дала до ва-
ших чемоданов.
   Белый Клык вышел из вагона. Опять неожиданность! Кошмар кончился.  Он
принимал вагон за комнату в доме, который со всех сторон был окружен го-
родом. Но за этот час город исчез. Грохот его уже не лез  в  уши.  Перед
Белым Клыком расстилалась веселая, залитая солнцем, спокойная страна. Но
удивляться этой перемене было некогда. Белый Клык смирился  с  ней,  как
смирялся со всеми чудесами, сопутствовавшими каждому шагу богов.
   Их ожидала коляска. К хозяину подошли мужчина и женщина. Женщина про-
тянула руки и обняла хозяина за шею... Это враг! В следующую  же  минуту
Уидон Скотт вырвался из ее объятий и схватил Белого Клыка, который рычал
и бесновался вне себя от ярости.
   - Ничего, мама! - говорил Скотт, не отпуская Белого Клыка и  стараясь
усмирить его. - Он думал, что вы хотите меня обидеть, а этого делать  не
разрешается. Ничего, ничего. Он скоро все поймет.
   - А до тех пор я смогу выражать свою любовь к сыну только тогда, ког-
да его собаки не будет поблизости, - засмеялась миссис Скотт, хотя  лицо
ее побелело от страха.
   Она смотрела на Белого Клыка, который все еще рычал и, весь ощетинив-
шись, не сводил с нее глаз.
   - Он скоро все поймет, вот увидите, - должен понять! - сказал Скотт.
   Он начал ласково говорить с Белым  Клыком  и,  окончательно  успокоив
его, крикнул строгим голосом:
   - Лежать! Тебе говорят! Белому Клыку уже были знакомы эти слова, и он
повиновался приказанию, хоть и неохотно.
   - Ну, мама! Скотт протянул руки, не сводя глаз с Белого Клыка.
   - Лежать! - крикнул он еще раз.
   Белый Клык ощетинился, привстал, но сейчас же опустился на место,  не
переставая наблюдать за враждебными действиями незнакомых богов.  Однако
ни женщина, ни мужчина, обнявший вслед за ней хозяина,  не  сделали  ему
ничего плохого. Незнакомцы и хозяин уложили вещи в коляску, сели  в  нее
сами, и Белый Клык побежал следом за ней, время от  времени  подскакивая
вплотную к лошадям и словно предупреждая их, что он не  позволит  причи-
нить никакого вреда богу, которого они так быстро везут по дороге.
   Через четверть часа коляска въехала в каменные ворота и  покатила  по
аллее, обсаженной густым, переплетающимся наверху орешником.  За  аллеей
по обе стороны расстилался большой луг с видневшимися на нем кое-где мо-
гучими дубами. Подстриженную зелень луга оттеняли  золотисто-коричневые,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.