Случайный афоризм
Чтобы написать произведение нужно уметь читать и слушать. Анна Василиогло
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ни: вам бы следовало в детстве удрать из дому и поступить в цирк.
   Белый Клык зарычал, услышав голос Мэтта, но на этот раз уже не отско-
чил от руки, ласково гладившей его по голове и по шее.
   И это было началом конца прежней жизни, конца прежнего царства  нена-
висти. Для Белого Клыка началась новая, непостижимо прекрасная жизнь.  В
этом деле от Уидона Скотта требовалось много терпения  и  ума.  А  Белый
Клык должен был преодолеть веления инстинкта, пойти наперекор  собствен-
ному опыту, отказаться от всего, чему научила его жизнь.
   Прошлое не только не вмещало всего нового, что  ему  пришлось  узнать
теперь, но опровергало это новое. Короче говоря, от Белого Клыка  требо-
валось неизмеримо большее умение разбираться  в  окружающей  обстановке,
чем то, с которым он пришел из Северной глуши и  добровольно  подчинился
власти Серого Бобра. В то время он был всего-навсего щенком, еще не сло-
жившимся, готовым принять любую форму под руками жизни.  Но  теперь  все
шло по-иному. Прошлая жизнь обработала Белого Клыка слишком усердно; она
ожесточила его, превратила в свирепого,  неукротимого  бойцового  волка,
который никого не любил и не пользовался ничьей любовью. Переродиться  -
значило для него пройти через полный внутренний переворот, отбросить все
прежние навыки, - и это требовалось от него теперь, когда молодость была
позади, когда гибкость была утрачена и мягкая ткань приобрела несокруши-
мую твердость, стала узловатой, неподатливой, как  железо,  а  инстинкты
раз и навсегда установили потребности и законы поведения.
   И все-таки новая обстановка, в которой  очутился  Белый  Клык,  опять
взяла его в обработку. Она смягчала в нем ожесточенность, лепила из него
иную, более совершенную форму. В сущности говоря, все зависело от Уидона
Скотта. Он добрался до самых глубин натуры Белого Клыка и лаской  вызвал
к жизни все те чувства, которые дремали и уже наполовину заглохли в нем.
Так Белый Клык узнал, что такое любовь. Она заступила место склонности -
самого теплого чувства, доступного ему в общении с богами.
   Но любовь не может прийти в один день. Возникнув из  склонности,  она
развивалась очень медленно. Белому Клыку нравился его  вновь  обретенный
бог, и он не убегал от него, хотя все время оставался на свободе. Жить у
нового бога было несравненно лучше, чем в  клетке  у  Красавчика  Смита;
кроме того, Белый Клык не мог обойтись без божества. Чувствовать над со-
бой человеческую власть стало для него необходимостью. Печать зависимос-
ти от человека осталась на Белом Клыке с тех далеких дней, когда он  по-
кинул Северную глушь и подполз к ногам Серого Бобра, покорно ожидая  по-
боев. Эта неизгладимая печать снова была наложена на него, когда  он  во
второй раз вернулся из Северной глуши после голодовки и почувствовал за-
пах рыбы в поселке Серого Бобра.
   И Белый Клык остался у своего нового хозяина, потому что  он  не  мог
обходиться без божества и потому что Уидон Скотт  был  лучше  Красавчика
Смита. В знак преданности он взял на себя обязанности  сторожа  при  хо-
зяйском добре. Он бродил вокруг хижины, когда ездовые собаки уже  спали,
и первому же запоздалому гостю Скотта пришлось отбиваться от него палкой
до тех пор, пока на выручку не прибежал сам хозяин. Но Белый Клык вскоре
научился отличать воров от честных людей, понял, как много значат поход-
ка и поведение.
   Человека, который твердой поступью шел прямо к дверям, он не  трогал,
хотя и не переставал зорко следить за ним, пока дверь не  открывалась  и
благонадежность посетителя не получала подтверждения со стороны хозяина.
Но тот, кто пробирался крадучись,  окольными  путями,  стараясь  не  по-
пасться на глаза, - тот не знал пощады от Белого Клыка и пускался в пос-
пешное и позорное бегство.
   Уидон Скотт задался целью вознаградить Белого Клыка за  все  то,  что
ему пришлось вынести, вернее - искупить грех, в котором человек был  по-
винен перед ним. Это стало для Скотта делом принципа, делом совести.  Он
чувствовал, что люди остались в долгу перед Белым Клыком и долг этот на-
до выплатить, - и поэтому он старался проявлять к Белому Клыку как можно
больше нежности. Он взял себе за правило ежедневно и подолгу  ласкать  и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.