Случайный афоризм
Величайшую славу народа составляют его писатели. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   Но Чероки, видимо, не имел ни малейшей охоты драться. Он повернул го-
лову, посмотрел на кричавших людей и добродушно завилял обрубком хвоста.
Чероки не боялся Белого Клыка, просто ему было лень начинать драку. Кро-
ме того, он не был уверен, что с собакой, стоявшей перед ним, надо всту-
пать в бой. Чероки не привык встречать таких противников и ждал, когда к
нему приведут настоящего бойца.
   Тим Кинен вошел в круг и, нагнувшись над бульдогом, стал  поглаживать
его против шерсти и легонько подталкивать вперед.  Эти  движения  должны
были подзадорить Чероки. И они не только  подзадорили,  но  и  разозлили
его. Послышалось низкое, приглушенное  рычание.  Движения  рук  человека
точно совпадали с рычанием собаки. Когда руки подталкивали  Чероки  впе-
ред, он начинал рычать, потом умолкал, но на следующее прикосновение от-
вечал тем же. Каждое движение рук, поглаживавших Чероки  против  шерсти,
заканчивалось легким толчком, и так же, словно толчком, из горла у  него
вырывалось рычание.
   Белый Клык не мог оставаться равнодушным ко всему  этому.  Шерсть  на
загривке и на спине поднялась у него дыбом. Тим Кинен подтолкнул  Чероки
в последний раз и отступил назад. Пробежав по  инерции  несколько  шагов
вперед, бульдог не остановился и, быстро перебирая своими кривыми  лапа-
ми, выскочил на середину круга. В эту минуту Белый Клык кинулся на него.
Зрители восхищенно вскрикнули. Белый Клык с легкостью кошки в один  пры-
жок покрыл все расстояние между собой и противником, с тем  же  кошачьим
проворством рванул его зубами и отскочил в сторону.
   На толстой шее бульдога, около самого уха, показалась  кровь.  Словно
не заметив этого, даже не зарычав, Чероки повернулся и побежал за  Белым
Клыком. Подвижность Белого Клыка и упорство Чероки разожгли страсти тол-
пы. Зрители заключали новые пари, увеличивали ставки. Белый Клык прыгнул
на бульдога еще и еще раз, рванул его зубами и отскочил в сторону невре-
димым, а этот необычный противник продолжал спокойно и как  бы  деловито
бегать за ним, не торопясь, но и не замедляя хода.  В  поведении  Чероки
чувствовалась какая-то определенная цель, от которой его ничто не  могло
отвлечь.
   Все его движения, все повадки были проникнуты этой целью.  Он  сбивал
Белого Клыка с толку. Никогда в жизни не встречалась ему  такая  собака.
Шерсть у нее была совсем короткая, кровь показывалась на ее мягком  теле
от малейшей царапины. И где пушистый мех, который так мешает  в  драках?
Зубы Белого Клыка без всякого труда впивались в податливое тело  бульдо-
га, который, судя по всему, совсем не умел защищаться. И  почему  он  не
визжит, не лает, как делают все собаки в таких случаях? Если не  считать
глухого рычания, бульдог терпел укусы молча и ни на минуту не  прекращал
погони за противником.
   Чероки нельзя было упрекнуть в неповоротливости. Он вертелся и сновал
из стороны в сторону, но Белый Клык все-таки ускользал от  него.  Чероки
тоже был сбит с толку. Ему еще ни разу не приходилось драться с собакой,
которая не подпускала бы его к себе. Желание сцепиться друг с другом  до
сих пор всегда было обоюдным. Но эта собака все время держалась на расс-
тоянии, прыгала взад и вперед и увертывалась от него. И, даже рванув Че-
роки зубами, она сейчас же разжимала челюсти и отскакивала прочь.
   А Белый Клык никак не  мог  добраться  до  горла  своего  противника.
Бульдог был слишком мал ростом; кроме того,  выдающаяся  вперед  челюсть
служила ему хорошей защитой. Белый Клык бросался на него и отскакивал  в
сторону, ухитряясь не получить ни одной царапины, а  количество  ран  на
теле Чероки все росло и росло. Голова и шея у него были располосованы  с
обеих сторон, из ран хлестала кровь, но Чероки не проявлял  ни  малейших
признаков беспокойства. Он все так же упорно, так же  добросовестно  го-
нялся за Белым Клыком и за все это время  остановился  всего  лишь  раз,
чтобы недоуменно посмотреть на людей и помахать обрубком хвоста  в  знак
своей готовности продолжать драку.
   В эту минуту Белый Клык налетел на Чероки и, рванув его за ухо, и без
того изодранное в клочья, отскочил в сторону. Начиная сердиться,  Чероки

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.