Случайный афоризм
Писательство - не ремесло и не занятие. Писательство - призвание. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Серого Бобра, не мог владеть им.
   Все предыдущее повторилось, но с некоторой разницей. Серый Бобр снова
привязал его и утром отвел к Красавчику Смиту. Вот тут-то Белый  Клык  и
ощутил эту разницу. Красавчик Смит задал ему трепку. Белому Клыку, креп-
ко привязанному на этот раз, не оставалось ничего другого, как  метаться
в бессильной ярости и сносить наказание. Красавчик  Смит  пустил  в  ход
палку и хлыст, и таких побоев Белому Клыку не приходилось испытывать еще
ни разу в жизни. Даже та порка, которую когда-то давно ему  задал  Серый
Бобр, была пустяком по сравнению с тем, что пришлось вынести теперь.
   Красавчик Смит испытывал наслаждение. Он жадно глядел на свою жертву,
и глаза его загорались тусклым огнем, когда Белый Клык выл от боли и ры-
чал после каждого удара палкой или хлыстом. Красавчик Смит  был  жесток,
как бывают жестоки только трусы. Покорно снося от людей удары  и  брань,
он вымещал свою злобу на слабейших существах. Все живое любит власть,  и
Красавчик Смит не представлял  собою  исключения:  не  имея  возможности
властвовать над равными себе, он пользовался беззащитностью животных. Но
Красавчика Смита не следует винить за это. Уродливое тело и  низкий  ин-
теллект были даны ему от рождения, а жизнь обошлась с ним  сурово  и  не
выправила его.
   Белый Клык знал, почему его бьют. Когда Серый Бобр надел  ремень  ему
на шею и передал привязь Красавчику Смиту, Белый Клык понял, что его бог
приказывает ему идти с этим человеком. И когда  Красавчик  Смит  посадил
его на привязь в форте, он  понял,  что  тот  приказывает  ему  остаться
здесь. Следовательно, он нарушил волю обоих богов и заслужил  наказание.
Ему приходилось и раньше видеть, как собак, убежавших от нового хозяина,
били так же, как били сейчас его. Белый Клык был мудр, но в нем жили си-
лы, перед которыми отступала и сама мудрость. Одной  из  этих  сил  была
верность. Белый Клык не любил Серого Бобра - и все  же  хранил  верность
ему наперекор его воле, его гневу. Он ничего не мог  с  собой  поделать.
Таким он был создан. Верность была достоянием породы Белого Клыка,  вер-
ность отличала его от всех других животных, верность привела волка и ди-
кую собаку к человеку и позволила им стать его товарищами. После  избие-
ния Белого Клыка оттащили обратно в форт, и на этот раз  Красавчик  Смит
привязал его по индейскому способу - с палкой. Но отказываться от своего
божества нелегко, и Белый Клык испытал это на себе. Серый Бобр  был  для
него богом, и он продолжал цепляться за Серого Бобра  против  его  воли.
Серый Бобр предал и отверг Белого Клыка, но это ничего не значило. Неда-
ром же Белый Клык отдался Серому Бобру душой и телом.  Узы,  связывающие
его с хозяином, было не так легко порвать.
   И ночью, когда весь форт спал. Белый Клык принялся  грызть  палку,  к
которой его привязали. Палка была сухая и твердая и так близко примыкала
к шее, что он с трудом, после мучительного напряжения мускулов, дотянул-
ся до нее зубами, а для того, чтобы перегрызть привязь, ему понадобилось
несколько часов терпеливейшей работы. До него ни одна собака  не  делала
ничего подобного, но Белый Клык сделал это и рано утром убежал из  форта
с болтавшимся на шее огрызком палки.
   Белый Клык был мудр. И будь он только мудр, он не пришел бы к  Серому
Бобру, уже два раза предавшему его. Но мудрость сочеталась в нем с  вер-
ностью - он прибежал домой, и хозяин предал его в третий раз. Снова  Бе-
лый Клык позволил надеть себе ремень на шею, и снова за ним пришел  Кра-
савчик Смит. И на этот раз Белому Клыку досталось еще больше. Серый Бобр
безучастно смотрел, как белый человек взмахивает хлыстом. Он не  пытался
защитить собаку. Она уже не принадлежала ему. Когда избиение  кончилось.
Белый Клык был чуть жив. Изнеженная южная собака не вынесла бы таких по-
боев, но Белый Клык вынес. Его закалила суровая жизненная школа. Он  был
слишком жизнеспособен, и его хватка за жизнь была сильнее, чем у  других
собак. Но сейчас Белый Клык еле дышал. Он не мог даже шевельнуться. Кра-
савчику Смиту пришлось подождать с полчаса, прежде чем вести его  домой.
А потом Белый Клык встал, пошатываясь, и, ничего перед  собой  не  видя,
поплелся за Красавчиком Смитом в форт.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.