Случайный афоризм
Истина, образование и улучшение человечества должны быть главными целями писателя. Георг Кристоф Лихтенберг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

жизнь. И каждый день они приезжали, ходили  по  форту  и  снова  уезжали
вверх по реке.
   Но если белые боги были всемогущи, то собаки их ничего не стоили. Бе-
лый Клык быстро убедился в этом, столкнувшись с теми, что сходили на бе-
рег вместе со своими хозяевами. Все они были не похожи одна на другую. У
одних были короткие, слишком короткие ноги; у других - длинные,  слишком
длинные. Вместо густого меха их покрывала короткая шерсть, а у некоторых
и шерсти почти не было. И ни одна из этих собак не умела драться.
   Питая ненависть ко всей своей породе. Белый Клык считал себя  обязан-
ным вступать в драку и с этими собаками. После нескольких стычек он про-
никся к ним глубочайшим презрением: они оказались неуклюжими,  беспомощ-
ными и старались одолеть Белого Клыка одной силой,  тогда  как  он  брал
сноровкой и хитростью. Собаки кидались на него с лаем. Белый Клык прыгал
в сторону. Они теряли его из виду, и тогда он налетал на них сбоку, сби-
вал плечом с ног и вцеплялся им в горло.
   Часто укус этот бывал смертельным, и его противник бился в грязи  под
ногами индейских собак, которые только и ждали той минуты,  когда  можно
будет броситься всей стаей и разорвать чужака на куски. Белый  Клык  был
мудр. Он уже давно знал, что боги гневаются, когда кто-нибудь убивает их
собак. Белые боги не составляли исключения. Поэтому, свалив противника с
ног и прокусив ему горло, он отбегал в сторону и позволял стае  доканчи-
вать начатое им дело. В это время белые люди подбегали и обрушивали свой
гнев на стаю, а Белый Клык выходил сухим из воды. Обычно он стоял в сто-
роне и наблюдал, как его собратьев бьют  камнями,  палками,  топорами  и
всем, что только попадалось людям под руку. Белый Клык был мудр.
   Но его собратья тоже кое-чему научились: они поняли, что самая потеха
начинается в ту минуту, когда пароход пристает к берегу. Вот собаки сбе-
жали с парохода, и две-три из  них  мгновенно  оказались  растерзанными.
Тогда люди загоняют остальных обратно и принимаются за жестокую  распра-
ву. Однажды белый человек, на глазах у которого разорвали  его  сеттера,
выхватил револьвер. Он выстрелил шесть раз подряд, и шесть собак из стаи
повалились замертво. Это было еще одно проявление могущества  белых  лю-
дей, надолго запомнившееся Белому Клыку.
   Белый Клык упивался всем этим, он не жалел  своих  собратьев,  а  сам
ухитрялся оставаться в таких стычках невредимым. На первых порах драки с
собаками белых людей просто развлекали его, потом  он  принялся  за  это
по-настоящему. Другого дела у него не было. Серый Бобр  занялся  торгов-
лей, богател. И Белый Клык слонялся по пристани, поджидая вместе со сво-
рой беспутных индейских собак прибытия  пароходов.  Как  только  пароход
причаливал к берегу, начиналась потеха. К тому времени, когда белые люди
приходили в себя от неожиданности, собачья свора  разбегалась  в  разные
стороны и ожидала следующего парохода.
   Однако Белого Клыка нельзя было считать членом собачьей своры. Он  не
смешивался с ней, держался в стороне, никогда не терял  своей  независи-
мости, и собаки даже побаивались его. Правда, он действовал с ними заод-
но. Он затевал ссору с чужаком и сбивал его с ног. Тогда собаки кидались
и приканчивали чужака, а Белый Клык сейчас же удирал, предоставляя своре
получать наказание от разгневанных богов.
   Для того чтобы затеять такую ссору, не  требовалось  большого  труда.
Белому Клыку стоило только показаться на пристани,  когда  чужие  собаки
сходили на берег, - и этого было достаточно, они кидались на  него.  Так
повелевал им инстинкт. Собаки чуяли в Белом Клыке Северную глушь,  неиз-
вестное, ужас, вечную угрозу; чуяли в нем то, что ходило, крадучись,  во
мраке, окружающем человеческие костры, когда они,  подобравшись  к  этим
кострам, отказывались от своих прежних  инстинктов  и  боялись  Северной
глуши, покинутой и преданной ими. От поколения к  поколению  передавался
собакам этот страх перед Северной глушью.  Северная  глушь  грозила  ги-
белью, но их повелители дали им право убивать все  живое,  что  приходит
оттуда. И, воспользовавшись этим правом, они защищали себя и богов,  до-
пустивших их в свое общество.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.