Случайный афоризм
Когда пишешь, все, что знаешь, забывается... Мирче Элиаде
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

нула негостеприимные костры богов и, как только ей пришла пора щениться,
вернулась в пещеру. К тому времени, когда около  пещеры  появился  Белый
Клык, из всего выводка Кичи остался лишь один волчонок, но и он  доживал
последние дни, - молодой жизни трудно было уцелеть в такой голод.
   Прием, который Кичи оказала своему взрослому сыну, нельзя  было  наз-
вать теплым. Но Белый Клык  отнесся  к  этому  равнодушно.  Не  нуждаясь
больше в матери, он невозмутимо отвернулся от нее  и  побежал  вверх  по
ручью. На левом его рукаве Белый Клык нашел логовище рыси, с которой не-
когда ему пришлось сразиться вместе с матерью. Здесь, в заброшенной  но-
ре, он лег и отдыхал весь день.
   Ранним летом, когда голодовка  уже  подходила  к  концу.  Белый  Клык
встретил Лип-Лила, который, так же как и он, убежал в лес и  влачил  там
жалкое существование. Белый Клык  встретил  его  совершенно  неожиданно.
Огибая с противоположных сторон выступ крутого берега, они  одновременно
выбежали из-за высокой скалы и столкнулись нос к носу. Оба замерли,  ис-
пуганные такой встречей, и уставились друг на друга.
   Белый Клык был в прекрасном состоянии. Всю эту неделю он очень удачно
охотился и ел много, а последней своей добычей был  сыт  до  отвала.  Но
стоило ему только увидеть Лип-Липа, как шерсть у него  на  спине  встала
дыбом. Он ощетинился совершенно непроизвольно - это  внешнее  проявление
злобы в прошлом сопутствовало каждой встрече с забиякой  Лип-Липом.  Так
было и теперь: завидев своего врага. Белый Клык ощетинился и зарычал  на
него. Ни одна минута не пропала даром. Все было сделано быстро,  в  одно
мгновение. Лип-Лип попятился назад, но Белый Клык сшибся с ним  плечо  к
плечу, сбил его с ног, опрокинул на спину и впился зубами в его жилистую
шею. Лип-Лип бился в предсмертных судорогах, а Белый Клык похаживал вок-
руг, не сводя с него глаз. Затем он снова пустился в  путь  и  исчез  за
крутым поворотом берега.
   Вскоре после этого Белый Клык выбежал на опушку леса и по узкой  про-
галине спустился к реке Маккензи. Он забегал сюда и раньше, но тогда  на
этом берегу было пусто, а сейчас тут виднелся поселок. Белый Клык  оста-
новился и, не выходя из-за деревьев, стал осматриваться. Звуки и  запахи
показались ему знакомыми. Это был старый поселок, перебравшийся на  дру-
гое место, но в его звуках и  запахах  чувствовалось  что-то  новое.  Не
слышно было ни воя, ни плача. Эти звуки говорили о довольстве.  И  когда
Белый Клык услышал сердитый женский голос, он понял, что  так  сердиться
можно только на сытый желудок. В воздухе пахло рыбой - значит, в поселке
была пища. Голод кончился. Он смело вышел из лесу и побежал прямо к  хо-
зяйскому вигваму. Самого хозяина не было дома, но Клу-Куч встретила  Бе-
лого Клыка радостными криками, дала ему целую свежую рыбину, и он лег  и
стал ждать возвращения Серого Бобра.


   Часть четвертая

   ГЛАВА ПЕРВАЯ
   ВРАГ

   Если в натуре Белого Клыка была заложена  хоть  малейшая  возможность
сблизиться с представителями его породы, то возможность эта безвозвратно
погибла после того, как он стал вожаком  упряжки.  Собаки  возненавидели
его; возненавидели за то, что Мит-Са подкидывал ему лишний  кусок  мяса;
возненавидели за все те действительные и воображаемые преимущества,  ко-
торыми он пользовался; возненавидели за то, что он всегда бежал в голове
упряжки, доводя их до бешенства одним видом своего  пушистого  хвоста  и
быстро мелькающих ног.
   И Белый Клык проникся к собакам точно  такой  же  острой  ненавистью.
Роль вожака не доставляла ему ни малейшего удовольствия. Он  через  силу
мирился с тем, что ему приходится убегать от  заливающихся  лаем  собак,
которые в течение трех лет находились под его властью. Но  с  этим  надо

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.