Случайный афоризм
Поэты - единственные настоящие любовники женщин. Марина Цветаева
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ти. Смех так озлоблял ее, что она превращалась в сущего дьявола. И  горе
тем щенкам, которые попадались Белому Клыку в эти минуты! Он слишком хо-
рошо знал закон, чтобы вымещать злобу на Сером Бобре; Серому Бобру помо-
гали палка и ум, а у щенков  не  было  ничего,  кроме  открытого  прост-
ранства, которое и спасало их, когда перед ними  появлялся  Белый  Клык,
доведенный смехом до бешенства.
   Когда Белому Клыку пошел третий год, индейцев, живших на реке Маккен-
зи, постиг голод. Летом не ловилась рыба.  Зимой  олени  ушли  со  своих
обычных мест. Лоси попадались редко, зайцы почти исчезли. Хищные  живот-
ные гибли. Изголодавшись, ослабев от голода,  они  стали  пожирать  друг
друга. Выживали только сильные. Боги Белого Клыка всегда промышляли охо-
той. Старые и слабые среди них умирали один за другим. В  поселке  стоял
плач. Женщины и дети уступали свою жалкую долю еды отощавшим, осунувшим-
ся охотникам, которые рыскали по лесу в тщетных поисках дичи.
   Голод довел богов до такой крайности, что они ели мокасины и рукавицы
из сыромятной кожи, а собаки съедали свою упряжь и даже бичи. Кроме  то-
го, собаки ели друг друга, а боги ели собак. Сначала покончили с  самыми
слабыми и менее ценными. Собаки, оставшиеся в живых, видели  все  это  и
понимали, что их ждет такая же участь. Те, что были посмелее и  поумнее,
покинули костры, разведенные человеком, около которых теперь шла  бойня,
и убежали в лес, где их ждала голодная смерть или волчьи зубы.
   В это тяжелое время Белый Клык тоже убежал в лес. Он был более  прис-
пособлен к жизни, чем другие собаки, - сказывалась школа,  пройденная  в
детстве. Особенно искусно выслеживал он маленьких зверьков. Он мог часа-
ми следить за каждым движением осторожной белки и ждать, когда  она  ре-
шится слезть с дерева на землю; при этом  он  проявлял  такое  громадное
терпение, которое ни в чем не уступало мучившему его голоду. Белый  Клык
никогда не торопился. Он выжидал до тех пор, пока можно было действовать
наверняка, не боясь, что белка опять удерет на дерево. Тогда,  и  только
тогда, Белый Клык с молниеносной быстротой выскакивал из  своей  засады,
как снаряд, никогда не пролетающий мимо намеченной цели  -  мимо  белки,
которую не могли спасти ее быстрые ноги.
   Но хотя охота на белок обычно кончалась удачей,  одно  обстоятельство
мешало Белому Клыку наедаться досыта: белки попадались редко, и ему  во-
лей-неволей приходилось охотиться на более мелкую дичь. По временам  го-
лод так мучил его, что он не останавливался даже перед тем, чтобы  выка-
пывать мышей из норок. Не погнушался он у вступить в бон с лаской, такой
же голодной, как он сам, но в тысячу раз более свирепой.
   Когда голод донимал Белого Клыка особенно жестоко,  он  подкрадывался
поближе к кострам богов, но вплотную к ним не подходил. Он бегал по  ле-
су, избегая встреч с богами, и обкрадывал силки, когда в них изредка по-
падалась дичь. Однажды он даже обворовал силок  на  зайца,  поставленный
Серым Бобром, а Серый Бобр в это время шел, пошатываясь, по лесу и то  и
дело садился отдыхать, еле переводя дух от слабости.
   Как-то раз Белый Клык наткнулся на молодого волка, изможденного и еле
державшегося на ногах. Если бы Белый Клык не был так голоден, он,  веро-
ятно, отправился бы дальше с ним и в конце концов примкнул бы к  волчьей
стае, но сейчас ему не оставалось ничего другого, как погнаться за  вол-
ком, задрать и съесть его.
   Судьба, казалось, благоприятствовала Белому Клыку. Всякий раз,  когда
недостаток в пище ощущался особенно остро, он находил какую-нибудь добы-
чу. Счастье не изменило ему даже в те дни, когда сил совсем не стало,  -
ни разу за это время он не попался на глаза более крупным хищникам.  Од-
нажды, подкрепившись рысью, которой хватило на целых два дня. Белый Клык
встретился с волчьей стаей. Началась долгая, жестокая погоня,  но  Белый
Клык был крепче волков и в конце концов убежал от них. И не только  убе-
жал, а описал большой круг и, вернувшись назад, напал на одного из своих
изможденных преследователей.
   Вскоре Белый Клык покинул эти места и отправился в  долину,  на  свою
родину. Разыскав прежнее логовище, он встретил там Кичи. Кичи тоже поки-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.