Случайный афоризм
Всякий писатель может сказать: на безумие не способен, до здоровья не снисхожу, невротик есмь. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Белого Клыка, не сказал ему ни одного доброго слова. Это было не  в  его
обычае. Превосходство Серого Бобра основывалось на жестокости, и с такой
же жестокостью он повелевал, отправляя правосудие при помощи палки,  на-
казуя преступление физической болью и воздавая по заслугам не лаской,  а
тем, что воздерживался от удара.
   И Белый Клык не подозревал о том блаженстве, которым может  наградить
рука человека. Да он и не любил человеческих рук: в них было что-то  по-
дозрительное. Правда, иногда эти руки давали мясо,  но  чаще  всего  они
причиняли боль. От них надо было держаться подальше, они швыряли  камни,
размахивали палками, дубинками, бичами, они могли бить и толкать, а если
и прикасались, то лишь затем,  чтобы  ущипнуть,  дернуть,  вырвать  клок
шерсти. В чужих поселках он узнал, что детские руки тоже умеют причинять
боль. Какой-то малыш однажды чуть не выколол ему глаз. После этого Белый
Клык стал относиться к детям с большой подозрительностью. Он  просто  не
выносил их. Когда те подходили и протягивали к нему свои руки, не сулив-
шие добра, он вставал и уходил.
   В одном из поселков на берегу  Большого  Невольничьего  озера  Белому
Клыку довелось уточнить преподанный ему Серым Бобром закон, согласно ко-
торому нападение на богов считается непростительным  грехом.  По  обычаю
всех собак во всех поселках. Белый Клык отправился на  поиски  пищи.  Он
увидел мальчика, который разрубал топором мерзлую тушу лося. Кусочки мя-
са разлетались в разные стороны. Белый Клык остановился и стал подбирать
их. Мальчик бросил топор и схватил увесистую дубинку. Белый Клык  отско-
чил назад, еле успев увернуться от удара. Мальчик побежал за ним, и  он,
незнакомый с поселком, кинулся в проход между вигвамами и очутился в ту-
пике перед высоким земляным валом.
   Деваться было некуда. Мальчик загораживал единственный выход из тупи-
ка. Подняв дубинку, он сделал шаг вперед. Белый  Клык  рассвирепел.  Его
чувство справедливости было возмущено, он  весь  ощетинился  и  встретил
мальчика грозным рычанием. Белый Клык хорошо знал закон: все остатки мя-
са, например, кусочки мерзлой туши лося, принадлежат собаке, которая  их
находит; он не сделал ничего дурного,  не  нарушил  никакого  закона,  и
все-таки мальчик собирался побить его. Белый Клык сам не знал,  как  это
случилось. Он сделал это в припадке бешенства, и все произошло так быст-
ро, что его противник тоже ничего не успел понять. Мальчик вдруг  растя-
нулся на снегу, а зубы Белого Клыка прокусили ему руку, державшую дубин-
ку.
   Но Белый Клык знал, что закон, установленный богами, нарушен. Вонзив-
ший зубы в священное тело одного из богов должен ждать самого  страшного
наказания. Он убежал под защиту Серого Бобра и сидел, съежившись, у  его
ног, когда укушенный мальчик и вся его семья явились  требовать  возмез-
дия. Но они ушли ни с чем; Серый Бобр стал на защиту Белого Клыка. То же
сделали Мит-Са и Клу-Куч. Прислушиваясь к перебранке людей и наблюдая за
тем, как они гневно машут руками. Белый Клык начинал понимать,  что  для
его проступка есть оправдание. И таким образом он узнал, что боги бывают
разные: они делятся на его богов и на богов чужих; и это далеко не  одно
и то же. От своих богов следует принимать все - и справедливость и несп-
раведливость. Но он не обязан сносить несправедливость чужих  богов,  он
вправе мстить за нее зубами. И это также было законом.
   В тот же день Белый Клык познакомился с новым законом еще ближе.  Со-
бирая хворост в лесу, Мит-Са натолкнулся на  компанию  мальчиков,  среди
которых был и потерпевший.  Произошла  ссора.  Мальчики  набросились  на
Мит-Са. Ему приходилось плохо. Удары сыпались на него  со  всех  сторон.
Белый Клык сначала просто наблюдал за дракой - это дело богов,  это  его
не касается. Но потом он сообразил, что ведь бьют Мит-Са, одного из  его
собственных богов. И то, что он сделал вслед за этим, он сделал не  рас-
суждая. Порыв бешеной ярости бросил его в самую  середину  свалки.  Пять
минут спустя мальчики разбежались с поля битвы, и многие из них оставили
на снегу кровавые следы, говорившие о том, что зубы Белого Клыка не без-
действовали. Когда Мит-Са рассказал в поселке о случившемся. Серый  Бобр

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.