Случайный афоризм
В процессе писания есть нечто бесконечное. Элиас Канетти
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

бачью стаю в соседний лес. Но собакам не удавалось догнать его  там.  По
тявканью и вою Белый Клык определял, где они находятся; сам же он  бежал
молча, тенью скользя между деревьями, как это делали его  отец  и  мать.
Кроме того, связь его с Северной глушью была теснее,  чем  у  собак;  он
лучше понимал все ее тайны и хитрости. Чаще всего Белый Клык прибегал  к
такой уловке: переплывал ручей, запутывал свои следы и спокойно  отлежи-
вался где-нибудь в лесных зарослях, прислушиваясь к лаю  потерявших  его
преследователей.
   Вызывая и у своих собратьев и у людей только одну ненависть  и  вечно
враждуя со всеми. Белый Клык развивался быстро, но односторонне. При та-
кой жизни в нем не могли зародиться ни добрые чувства, ни потребность  в
ласке. Обо всем этом он не имел ни малейшего понятия. Повинуйся  сильно-
му, угнетай слабого - вот закон, который руководил им. Серый Бобр -  бо-
жество, он наделен силой, поэтому Белый Клык повиновался ему. Но  собаки
- те, которые моложе и меньше его ростом, слабы, и их надо уничтожать.
   В Белом Клыке развивались все те качества, которые помогали ему  про-
тивостоять опасности, часто грозившей его жизни. Стальные мускулы высту-
пали на его худом, гибком теле, как веревки. В проворстве и  хитрости  с
ним не мог сравниться никто; он бегал быстрее, был беспощаднее в драках,
выносливее, злее, ожесточеннее и умнее всех остальных собак. Белый  Клык
должен был стать таким, иначе он не уцелел бы в той враждебной среде,  в
которую привела его жизнь.


   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
   ПОГОНЯ ЗА БОГАМИ

   Осенью, когда дни стали короче и в воздухе уже чувствовалось  прибли-
жение холодов, Белому Клыку представился случай  вырваться  на  свободу.
Уже несколько дней в поселке царила суматоха. Индейцы  разбирали  летние
вигвамы и готовились выйти на осеннюю охоту. Белый Клык зорко следил  за
этими приготовлениями, и, когда вигвамы были разобраны, а вещи погружены
в пироги, он понял все. Пироги одна за другой начали отчаливать от бере-
га, и часть их уже скрылась из виду.
   Белый Клык решил остаться и при первой же возможности улизнул из  по-
селка в лес. Переплыв ручей, который уже затягивался льдом,  он  запутал
свои следы. Потом забрался поглубже в чащу и стал ждать. Время  шло.  Он
успел несколько раз заснуть, проснуться и снова  заснуть.  Его  разбудил
голос Серого Бобра. Потом послышались и другие голоса  -  жены  хозяина,
принимавшей участие в поисках, и Мит-Са - сына Серого Бобра.
   Белый Клык задрожал от страха, услышав свою кличку, но  устоял  и  не
вышел из лесу, хотя что-то подстрекало его откликнуться на зов  хозяина.
Вскоре голоса замерли вдали, и тогда  он  выбрался  из  кустарника,  до-
вольный, что побег удался. Наступали сумерки. Белый Клык резвился  между
деревьями, радуясь свободе. И вдруг его охватило чувство одиночества. Он
сел, тревожно прислушиваясь к лесной тишине: ни  звука,  ни  движения...
Это показалось ему подозрительным, его подстерегала  какая-то  неведомая
опасность. Он всматривался в смутные очертания высоких деревьев, в  гус-
тые тени между ними, где мог притаиться любой враг.
   Потом ему стало холодно Теплой стены вигвама, около которой он всегда
грелся, здесь не было. Он сидел, поочередно поджимая то одну, то  другую
переднюю лапу, потом прикрыл их своим пушистым хвостом, и в  эту  минуту
перед ним пронеслось видение. В этом не было ничего странного: перед его
глазами встали знакомые картины. Он снова увидел поселок, вигвамы, пламя
костров. Он услышал пронзительные голоса женщин, грубый бас мужской  ре-
чи, лай собак. Белый Клык проголодался и вспомнил куски мяса и рыбы, ко-
торые ему перепадали от людей. Но сейчас его окружала  тишина,  сулившая
не еду, а опасность.
   Неволя изнежила Белого Клыка. Зависимость от людей лишила  его  части
силы. Он разучился добывать себе корм. Над ним спускалась ночь. Его зре-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.