Случайный афоризм
Подлинно великие писатели - те, чья мысль проникает во все изгибы их стиля. Виктор Мари Гюго
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

покорно приник к земле, а рука снова опустилась и стала Почесывать у не-
го за ухом и гладить его по спине.
   - Вот доказательство твоей правоты, - повторил Серый Бобр. -  Кичи  -
его мать. Но отец у него был волк.  Поэтому  собачьего  в  нем  мало,  а
волчьего много. У него белые клыки, и я дам ему  кличку  Белый  Клык.  Я
сказал. Это моя собака. Разве Кичи не принадлежала моему брату? И  разве
брат мой не умер?
   Волчонок, получивший имя, лежал и слушал. Люди  продолжали  говорить.
Потом Серый Бобр вынул нож из ножен, висевших у него на шее,  подошел  к
кусту и вырезал палку. Белый Клык наблюдал за ним. Серый Бобр сделал  на
обоих концах палки по зарубке и обвязал вокруг них ремни  из  сыромятной
кожи. Один ремень он надел на шею Кичи, подвел ее к  невысокой  сосне  и
привязал второй ремень к дереву.
   Белый Клык пошел за матерью и улегся рядом с ней. Язык Лосося  протя-
нул к волчонку руку и опрокинул его на спину. Кичи испуганно смотрела на
них. Белый Клык почувствовал, как страх  снова  охватывает  его.  Он  не
удержался и зарычал, но кусаться уже не посмел.  Рука  с  растопыренными
крючковатыми пальцами стала почесывать ему живот и перекатывать  с  боку
на бок. Лежать на спине с задранными вверх ногами было  глупо  и  унизи-
тельно. Кроме того. Белый Клык чувствовал себя совершенно беспомощным, и
все его существо восставало против такого унижения. Но что  тут  подела-
ешь? Если этот человек захочет причинить ему боль, он в его власти. Раз-
ве можно отскочить в сторону, когда все четыре ноги болтаются в воздухе?
И все-таки покорность взяла верх над страхом, и Белый  Клык  ограничился
тихим рычанием. Рычания он не смог подавить, но человек не рассердился и
не ударил его по голове. И, как это ни странно, Белый Клык испытывал ка-
кое-то необъяснимое удовольствие, когда рука  человека  гладила  его  по
шерсти взад и вперед. Перевернувшись на бок, он перестал рычать.  Пальцы
начали скрести и почесывать у него за ухом, и от этого приятное ощущение
только усилилось. И когда наконец человек погладил его в последний раз и
отошел. Белый Клык окончательно приободрился. Ему предстояло еще не один
раз испытать страх перед человеком, но дружеские  отношения  между  ними
зародились в эти минуты.
   Спустя немного Белый Клык услышал приближение каких-то странных  зву-
ков. Он быстро догадался, что звуки эти исходят от  людей.  На  тропинку
вереницей вышло все индейское племя, перекочевывавшее на новое место. Их
было человек сорок - мужчин, женщин, детей, сгибавшихся под тяжестью ла-
герного скарба С ними шло много собак; и все собаки, кроме  щенят,  тоже
были нагружены разной поклажей. Каждая собака несла на спине мешок с ве-
щами фунтов в двадцать - тридцать весом.
   Белый Клык никогда еще не видал собак, но сразу почувствовал, что они
мало чем отличаются от его собственной  породы.  Учуяв  волчонка  и  его
мать, собаки сейчас же доказали, как незначительна эта разница. Началась
свалка. Весь ощетинившись. Белый Клык рычал и  огрызался  на  окружившие
его со всех сторон разверстые собачьи пасти; собаки  повалили  волчонка,
но он не переставал кусать и рвать их за ноги и за брюхо, чувствуя в  то
же время, как собачьи зубы впиваются ему в тело. Поднялся  оглушительный
лай. Волчонок слышал рычание Кичи, рванувшейся ему  на  подмогу,  слышал
крики людей, удары палок и визг собак, которым доставались эти удары.
   Через несколько секунд волчонок снова был на ногах.  Он  увидел,  что
люди отгоняют собак палками и камнями, защищая, спасая его  от  свирепых
клыков этих существ, которые все же чем-то отличались от волчьей породы.
И хотя волчонок не мог ясно представить себе такого  отвлеченного  поня-
тия, как справедливое возмездие, тем не менее он по-своему  почувствовал
справедливость человека и признал в нем существо, которое  устанавливает
закон и следит за его выполнением. Оценил он также способ, которым  люди
заставляют подчиняться своим законам. Они не кусались и не пускали в ход
когтей, как все прочие звери, а использовали силы неживых предметов. Не-
живые предметы подчинялись их  воле:  камни  и  палки,  брошенные  этими
странными существами, летали по воздуху, как живые, и  наносили  собакам

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.