Случайный афоризм
Камин в клубе библиофилов растапливали бестселлерами. (Валерий Афонченко)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

снегу. Лишь только Одноглазый начинал дремать, до ушей его доносился еле
уловимый шепот невидимых ручейков,  и  он  поднимал  голову,  напряженно
вслушиваясь в эти звуки. Солнце снова появилось на небе, и пробуждающий-
ся Север слал свой призыв волку. Все вокруг оживало. В воздухе  чувство-
валась весна, под снегом зарождалась жизнь, деревья набухали соком, поч-
ки сбрасывали с себя ледяные оковы.
   Одноглазый беспокойно поглядывал на свою подругу, но она не выказыва-
ла ни малейшего желания подняться с места.  Он  посмотрел  по  сторонам,
увидел стайку пуночек, вспорхнувших неподалеку от него, приподнялся, но,
взглянув еще раз на волчицу, лег и снова задремал. До его  слуха  донес-
лось слабое жужжание. Сквозь дремоту он  несколько  раз  обмахнул  лапой
морду - потом проснулся. У кончика его носа с жужжанием вился комар. Ко-
мар был большой, - вероятно, он провел всю зиму в сухом  пне,  а  теперь
солнце вывело его из оцепенения. Волк был не в  силах  противиться  зову
окружающего мира; кроме того, ему хотелось есть.
   Одноглазый подполз к своей подруге и попробовал убедить ее подняться.
Но она только огрызнулась на него. Тогда волк решил отправиться один  и,
выйдя на яркий солнечный свет, увидел, что снег под ногами проваливается
и путешествие будет делом не легким.  Он  побежал  вверх  по  замерзшему
ручью, где снег в тени деревьев был все еще твердый. Побродив часов  во-
семь, Одноглазый вернулся затемно, еще голоднее прежнего. Он не раз  ви-
дел дичь, но не мог поймать ее. Зайцы легко скакали по таявшему насту, а
он проваливался и барахтался в снегу.
   Какое-то смутное подозрение заставило Одноглазого остановиться у вхо-
да в пещеру. Оттуда доносились странные слабые звуки. Они не были похожи
на голос волчицы, но вместе с тем в них чудилось что-то знакомое. Он ос-
торожно вполз внутрь и услышал предостерегающее рычание  своей  подруги.
Это не смутило Одноглазого, но заставило все же  держаться  в  некотором
отдалении; его интересовали другие звуки - слабое, приглушенное повизги-
вание и плач.
   Волчица сердито заворчала на него.  Одноглазый  свернулся  клубком  у
входа в пещеру и заснул. Когда наступило утро и в логовище проник  туск-
лый свет, волк снова стал искать источник этих смутно знакомых звуков. В
предостерегающем рычании волчицы появились новые нотки: в нем  слышалась
ревность, - и это заставляло волка держаться от нее подальше. И все-таки
ему удалось разглядеть, что между ногами волчицы, прильнув к  ее  брюху,
копошились пять маленьких живых клубочков; слабые, беспомощные, они тихо
повизгивали и не открывали глаз на свет. Волк удивился. Это случалось не
в первый раз в его долгой и удачливой  жизни,  это  случалось  часто,  и
все-таки каждый раз он заново удивлялся. Волчица смотрела на него с бес-
покойством. Время от времени она тихо ворчала, а когда волк, как ей  ка-
залось, подходил слишком близко, это ворчание становилось грозным.  Инс-
тинкт, опережающий у всех матерей-волчиц опыт,  смутно  подсказывал  ей,
что отцы могут съесть свое беспомощное потомство, хотя до сих пор она не
знала такой беды. И страх заставлял ее гнать Одноглазого от  порожденных
им волчат.
   Впрочем, волчатам ничто не грозило. Старый волк, в свою очередь,  по-
чувствовал веление инстинкта, перешедшего к нему от его отцов. Не  заду-
мываясь над ним, не противясь ему, он ощутил это веление всем своим  су-
ществом и, повернувшись спиной к своему новорожденному потомству, отпра-
вился на поиски пищи.
   В пяти-шести милях от логовища ручей разветвлялся, и оба  его  рукава
под прямым углом поворачивали к горам. Волк пошел вдоль левого рукава  и
вскоре наткнулся на чьи-то следы. Обнюхав их  и  убедившись,  что  следы
совсем свежие, он припал на снег и взглянул в том направлении, куда  они
вели. Потом не спеша повернулся и побежал вдоль  правого  рукава.  Следы
были гораздо крупнее его собственных, - и он знал,  что  там,  куда  они
приведут, надежды на добычу мало.
   Пробежав с полмили вдоль правого рукава,  волк  уловил  своим  чутким
ухом какой-то скрежещущий звук. Подкравшись ближе, он увидел  дикобраза,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.