Случайный афоризм
Профессиональный писатель - изобретение буржуазной эпохи. Эмиль Мишель Чоран
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   Это было единственное, что мешало ему  управлять  стаей.  Но  волчицу
одолевали другие неприятности Справа от нее бежал тощий старый волк, се-
рая шкура которого носила следы многих битв Он все время держался справа
от волчицы. Объяснялось это тем, что у него был только один глаз,  левый
Старый волк то и дело теснил ее, тыкаясь своей покрытой  рубцами  мордой
то в бок ей, то в плечо, то в шею. Она  встречала  его  ухаживания  ляз-
ганьем зубов, так же как и ухаживание вожака, бежавшего слева, и,  когда
оба они начинали приставать к ней одновременно, ей приходилось туго надо
было рвануть зубами обоих, в то же время не отставать от стаи и смотреть
себе под ноги. В такие минуты оба волка угрожающе рычали и скалили  друг
на друга зубы В другое время они бы подрались, но сейчас даже  любовь  и
соперничество уступали место более сильному чувству  -  чувству  голода,
терзающего всю стаю.
   После каждого такого отпора старый  волк  отскакивал  от  строптивого
предмета своих вожделений и сталкивался с  молодым,  трехлетним  волком,
который бежал справа, со стороны его слепого глаза Трехлеток был  вполне
возмужалый и, если принять во внимание слабость и истощенность остальных
волков, выделялся из всей стаи своей силой и живостью. И все-таки он бе-
жал так, что голова его была вровень с плечом  одноглазого  волка.  Лишь
только он отваживался поравняться с ним (что случалось довольно  редко),
старик рычал, лязгал зубами и тотчас же осаживал его на  прежнее  место.
Однако время от времени трехлеток отставал и украдкой втискивался  между
ним и волчицей Этот маневр встречал  двойной,  даже  тройной  отпор  Как
только волчица начинала рычать, старый волк делал крутой поворот и  наб-
расывался на трехлетка. Иногда заодно со стариком на него  набрасывалась
и волчица, а иногда к ним присоединялся и вожак, бежавший слева.
   Видя перед собой три свирепые  пасти,  молодой  волк  останавливался,
оседал на задние лапы и,  весь  ощетинившись,  показывал  зубы.  Замеша-
тельство во главе стаи неизменно сопровождалось замешательством и в зад-
них рядах Волки натыкались на трехлетка  и  выражали  свое  недовольство
тем, что злобно кусали его за ляжки и за бока Его положение было опасно,
так как голод и ярость обычно Сопутствуют друг  другу.  Но  безграничная
самоуверенность молодости толкала его на повторение этих  попыток,  хотя
они не имели ни малейшего успеха и доставляли ему лишь одни  неприятнос-
ти.
   Попадись волкам какая-нибудь добыча - любовь  и  соперничество  из-за
любви тотчас же завладели бы стаей, и она рассеялась бы. Но положение ее
было отчаянное. Волки отощали от длительной голодовки и подвигались впе-
ред гораздо медленнее обычного В хвосте, прихрамывая, плелись  слабые  -
самые молодые и старики. Сильные шли впереди. Все они походили скорее на
скелеты, чем на настоящих волков. И все-таки в их движениях  -  если  не
считать тех, кто прихрамывал, - не было заметно ни усталости, ни  малей-
ших усилий. Казалось, что в мускулах, выступавших у них на теле, как ве-
ревки, таится неиссякаемый запас мощи.  За  каждым  движением  стального
мускула следовало другое движение, за ним третье, четвертое - и так  без
конца.
   В тот день волки пробежали много миль. Они бежали и  ночью.  Наступил
следующий день, а они все еще бежали. Оледеневшее мертвое  пространство.
Нигде ни малейших признаков жизни. Только они одни и  двигались  в  этой
застывшей пустыне. Только в них была жизнь, и они рыскали в поисках дру-
гих живых существ, чтобы растерзать их - и жить, жить!
   Волкам пришлось пересечь не один водораздел и обрыскать не один ручей
в низинах, прежде чем поиски их увенчались успехом. Они встретили лосей.
Первой их добычей был крупный лось-самец. Это была жизнь. Это было мясо,
и его не защищали ни таинственный костер, ни летающие головни. С раздво-
енными копытами и ветвистыми рогами волкам  приходилось  встречаться  не
впервые, и они отбросили свое обычное терпение и осторожность. Битва бы-
ла короткой и жаркой. Лося окружили со всех сторон. Меткими ударами  тя-
желых копыт он распарывал волкам животы, пробивал черепа, громадными ро-
гами ломал им кости. Лось подминал их под себя, катаясь по снегу, но  он

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.