Случайный афоризм
Писать должен лишь тот, кого волнуют большие, общечеловеческие и социальные проблемы. Джон Голсуорси
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

новило Одноухого. Он повернул голову и посмотрел на опрокинутые сани, на
своих товарищей по упряжке и на подзывающих его хозяев. Но если  что-ни-
будь подобное и мелькнуло в голове у пса, волчица вмиг рассеяла всю  его
нерешительность: она подошла к нему, на мгновение коснулась его носом, а
потом снова начала, играя, отходить все дальше и дальше.
   Тем временем Билл вспомнил о ружье. Но оно лежало  под  перевернутыми
санями, и, пока Генри помог ему разобрать поклажу.  Одноухий  и  волчица
так близко подошли друг к другу, что стрелять на таком  расстоянии  было
рискованно.
   Слишком поздно понял Одноухий свою ошибку. Еще не догадываясь, в  чем
дело, Билл и Генри увидели, как он повернулся и бросился бежать назад, к
ним. А потом они увидели штук двенадцать  тощих  серых  волков,  которые
мчались под прямым углом к дороге, наперерез Одноухому. В одно мгновение
волчица оставила всю свою игривость и лукавство -  с  рычанием  кинулась
она на Одноухого. Тот отбросил ее плечом, убедился,  что  обратный  путь
отрезан, и, все еще надеясь добежать до саней, бросился к ним по  кругу.
С каждой минутой волков становилось все больше и больше. Волчица неслась
за собакой, держась на расстоянии одного прыжка от нее.
   - Куда ты? - вдруг крикнул Генри, схватив товарища за плечо.
   Билл стряхнул его руку.
   - Довольно! - сказал он. - Больше они ни одной собаки не получат!
   С ружьем наперевес он бросился в кустарник, окаймлявший речное русло.
Его намерения были совершенно ясны: приняв сани за центр круга, по кото-
рому бежала собака, Билл рассчитывал перерезать этот круг в  той  точке,
куда погоня еще не достигла. Среди бела дня, имея в руках  ружье,  отог-
нать волков и спасти собаку было вполне возможно.
   - Осторожнее, Билл! - крикнул ему вдогонку Генри. - Не рискуй зря!
   Генри сел на сани и стал ждать, что будет дальше. Ничего другого  ему
не оставалось. Билл уже скрылся из виду, но в кустах  и  среди  растущих
кучками елей то появлялся, то снова исчезал Одноухий. Генри  понял,  что
положение собаки безнадежно. Она прекрасно сознавала  опасность,  но  ей
приходилось бежать по внешнему кругу, тогда как стая волков  мчалась  по
внутреннему, более узкому. Нечего было и  думать,  что  Одноухий  сможет
настолько опередить своих преследователей, чтобы пересечь их путь и доб-
раться до саней. Обе линии каждую минуту могли сомкнуться.  Генри  знал,
что где-то там, в снегах, заслоненные от него деревьями и кустарником, в
одной точке должны сойтись стая волков, Одноухий и Билл.
   Все произошло быстро, гораздо быстрее, чем он ожидал. Раздался  выст-
рел, потом еще два - один за другим, и Генри понял, что заряды  у  Билла
вышли. Вслед за тем послышались визги и громкое рычание. Генри  различил
голос Одноухого, взвывшего от боли и ужаса, и  вой  раненого,  очевидно,
волка.
   И все. Рычание смолкло. Визг прекратился. Над безлюдным  краем  снова
нависла тишина.
   Генри долго сидел на санях. Ему незачем было идти туда: все было  яс-
но, как будто встреча Билла со стаей произошла у него на глазах.  Только
один раз он вскочил с места и быстро вытащил из саней  топор,  но  потом
снова опустился на сани и хмуро уставился прямо перед собой, а две  уце-
левшие собаки жались к его ногам и дрожали от страха.
   Наконец он поднялся - так устало, как будто мускулы его потеряли вся-
кую упругость, - и стал запрягать. Одну постромку он надел себе на плечи
и вместе с собаками потащил сани. Но шел он недолго и, как только  стало
темнеть, сделал остановку и заготовил как можно больше  хвороста;  потом
накормил собак, поужинал и постелил себе около самого костра.
   Но ему не суждено было насладиться сном. Не успел он  закрыть  глаза,
как волки подошли чуть ли не вплотную к огню. Чтобы разглядеть  их,  уже
не нужно было напрягать зрение. Тесным кольцом окружили  они  костер,  и
Генри совершенно ясно видел, как одни  из  них  лежали,  другие  сидели,
третьи подползали на брюхе поближе к огню или бродили вокруг него. Неко-
торые даже спали. Они свертывались на  снегу  клубочком,  по-собачьи,  и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.