Случайный афоризм
Когда пишешь, все, что знаешь, забывается... Мирче Элиаде
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   В понедельник утром, когда она пришла стенографировать письма, он ни-
чем себя не выдал, только посмотрел на нее с особенным вниманием, и при-
вычное, обыденное занятие началось и закончилось самым  обыденным  обра-
зом. Но в ближайшее воскресенье он переправился  через  бухту  и  поехал
верхом в Пиедмонтские горы. Он проездил целый день, но Дид  Мэсон  нигде
не повстречалась ему, даже на дороге со многими воротами, которая вела в
Беркли. Здесь он объездил все улицы и переулки, гадая, где живет Дид Мэ-
сон. Когда-то Моррисон сказал ему, что она живет в Беркли, и  в  прошлое
воскресенье под вечер она поскакала в ту сторону - видимо,  возвращалась
домой.
   День оказался неудачным - Дид Мэсон он так и не нашел, однако, с дру-
гой стороны, он провел его не без пользы для себя: так приятно было  ды-
шать свежим воздухом, катаясь верхом, что в  понедельник  все  барышники
получили от него распоряжение достать самую лучшую гнедую лошадь,  какую
можно купить за деньги. Всю неделю он осматривал гнедых лошадей, некото-
рых даже испытывал, но остался недоволен. Лишь в субботу он наконец уви-
дел Боба. Харниш только взглянул на него и сразу понял, что именно  этот
конь ему нужен. Боб был несколько крупноват для верховой лошади, но  для
такого рослого наездника, как Харниш, - в самый раз. Конь был ухоженный,
его великолепная шерсть огнем горела на солнце, изогнутая шея  сверкала,
словно алмазная.
   - Хорош! - сказал Харниш.
   Однако барышник счел долгом предостеречь его.
   Хозяин лошади, поручивший барышнику ее продать, настаивал, чтобы  по-
купатель был поставлен в известность о своенравии Боба. Барышник  так  и
сделал.
   - Я бы не сказал, что он очень злой, а все-таки с  ним  надо  держать
ухо востро. Коварства в нем нет, зато с причудами  и  фокусами.  Того  и
гляди искалечит тебя - просто из озорства, понимаете, без злого  умысла.
Я лично не стал бы ездить на нем. А вообще говоря, он хорош по всем ста-
тям. Посмотрите на грудную клетку, на ноги. Никаких изъянов. Ни  работы,
ни хлыста не знает. Никто еще не сумел с ним справиться. Он вырос в  го-
ристой местности, бездорожья не боится, по горам прыгает, как коза, если
только не начнет дурить. Не пуглив, не шарахается, но иногда притворяет-
ся, что испугался. Задом не бьет, зато на дыбы становится. Без мартинга-
ла с ним не обойдетесь. У него скверная привычка - ни с того ни  с  сего
поворачивать обратно, чтобы подразнить седока. Все зависит от его  наст-
роения. Бывает, что двадцать миль пройдет тихо и мирно, а на другой день
и сесть не даст; просто сладу с ним нет. К автомобилям так  привык,  что
может разлечься рядом и уснуть или сено жевать из кузова. Штук девятнад-
цать пропустит и глазом не моргнет, а на двадцатом вдруг понесет,  точно
индейская лошадка, не нюхавшая города. Одним словом, для  джентльменской
езды слишком проказлив и беспокоен. Хозяин прозвал его Иудой  Искариотом
и отказывается продавать, не предупредив покупателя, что это  за  фрукт.
Ну вот, я все вам сказал, что знаю о нем. А теперь обратите внимание  на
гриву и хвост. Видели вы что-нибудь подобное? Волос  тонкий,  все  равно
как у младенца.
   Барышник был прав. Харниш пощупал гриву коня и убедился,  что  такого
тонкого, шелковистого волоса он не видел ни у одной лошади, и цвет  нео-
быкновенный - почти каштановый. Когда Харниш запустил  в  гриву  пальцы.
Боб повернул голову и игриво ткнулся мордой ему в плечо.
   - Оседлайте, я проедусь немного, - сказал он барышнику.  -  Не  знаю,
как он относится к шпорам. Только не  английское  седло,  дайте  хорошее
мексиканское, и мундштук помягче, раз он любит становиться на дыбы.
   Харниш сам помогал седлать Боба: застегнул мундштук, выровнял стреме-
на, подтянул подпругу. Он неодобрительно покачал головой  на  мартингал,
но все же послушался совета барышника и разрешил надеть. И вот,  в  наи-
лучшем расположении духа, стоял смирно и только слегка  приплясывал.  Во
время часовой проездки он тоже вел себя образцово, если не считать впол-
не позволительных курбетов и скачков. Харниш был в  восхищении.  Покупка

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.