Случайный афоризм
Писать - значит расшатывать смысл мира, ставить смысл мира под косвенный вопрос, на который писатель не дает последнего ответа. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Всем еще памятна была забастовка Союза моряков и приход к власти  в  го-
родском самоуправлении профсоюзных лидеров и взяточников  из  их  свиты.
Самоубийство Клинкнера и крах  Калифорнийско-Алтамонтского  треста  были
первым предупреждением; но враги Харниша не сразу угомонились; они твер-
до надеялись на свое численное превосходство, однако он  доказал  -  им,
что они ошибаются.
   Харниш по-прежнему пускался в рискованные предприятия, - так,  напри-
мер, перед самым началом русскояпонской войны он под носом у  многоопыт-
ных и могущественных спекулянтов морским транспортом стремительным  нас-
коком добился чуть ли не монополии на фрахтовку  судов.  Можно  сказать,
что на всех морях не оставалось ни одной разбитой посудины,  которая  не
была бы зафрахтована Харнишем. Своим конкурентам он, по обыкновению, за-
являл: "Приходите ко мне, потолкуем". И они приходили и, - как он  выра-
жался, - выворачивали карманы. Но теперь все  его  финансовые  операции,
все стычки с соперниками имели лишь одну цель, тайна  которой  была  из-
вестна только Хигану: когда-нибудь, когда у него  наберется  достаточный
капитал, он еще раз поедет в Нью-Йорк и вышибет дух из Даусета,  Леттона
и Гугенхаммера. Он покажет этим господам, что лучше не шутить с огнем  -
можно больно обжечься. Но головы он не терял и  прекрасно  отдавал  себе
отчет, что ему еще рано тягаться со своими давними врагами. А  пока  что
их имена, в ожидании возмездия, возглавляли список его будущих жертв.
   Дид Мэсон по-прежнему работала в конторе Харниша. Он больше не  делал
попыток сблизиться с ней, не разговаривал о книгах, не спорил о  грамма-
тических правилах. Он почти перестал интересоваться ею и смотрел на  нее
лишь как на приятное напоминание о том, чему не  суждено  было  сбыться,
ибо таким уж создала его природа, и есть в жизни радости, которые ему не
дано познать. Но хоть он уже почти не думал о ней и всю его энергию пог-
лощали бесконечные финансовые битвы, он до тонкости изучил  переливчатую
игру света в ее волосах, малейшие движения и жесты, все линии ее фигуры,
подчеркнутые отлично сшитым английским костюмом. Несколько раз, с проме-
жутками в полгода, он повышал ей жалованье, и теперь она получала  девя-
носто долларов в месяц. Дальше этого он не решался идти, но придумал об-
ходный маневр: облегчил ей работу. Когда она вернулась  из  отпуска,  он
просто-напросто оставил заменявшую ее стенографистку в качестве помощни-
цы. Кроме того, он снял новое помещение для конторы и предоставил  обеим
девушкам отдельную комнату.
   Любуясь Дид Мэсон, Харниш даже научился понимать  женскую  красоту  и
изящество. Он давно уже заметил ее горделивую осанку.  Эта  ее  гордели-
вость отнюдь не бросалась в глаза, но тем не менее  чувствовалась  очень
явственно. Видимо, решил Харниш, она считает, что имеет право  гордиться
своей наружностью, своим телом и заботиться о нем, как о красивой и цен-
ной вещи. Сравнивая Дид Мэсон с ее помощницей, со стенографистками,  ко-
торых он видел в других конторах, с женщинами, которых встречал на  ули-
це, он невольно восхищался ее манерой держаться, умением носить  платье.
"Ничего не скажешь, - рассуждал он сам с собой, - одевается она  хорошо,
и у нее как-то так получается, будто она и не думает о том, что  на  ней
надето".
   Чем больше он к ней приглядывался, чем больше, как ему  казалось,  он
узнавал ее, тем сильнее чувствовал, что она для него недосягаема. Но это
мало огорчало его, потому что он и не пытался поближе сойтись с ней. Ему
было приятно, что она работает в его конторе, он надеялся, что она нику-
да от него не уйдет, - и только. Харниш с годами все  больше  опускался.
Городская жизнь явно не пошла ему на пользу. Он заметно  толстел,  мышцы
стали дряблые, весь он как-то обрюзг. Коктейлей, которыми он глушил свое
сознание, чтобы хоть на время выкинуть  из  головы  финансовые  расчеты,
требовалось все больше и больше. А кроме коктейлей - вино  За  обедом  и
ужином, виски с содовой, стакан за стаканом, в клубе Риверсайд. Вдобавок
на нем вредно отзывался сидячий образ жизни, а общение с окружающими его
людьми не способствовало и душевному здоровью. Харниш не любил  скрывать
свои поступки, и поэтому многие его похождения получили огласку;  газеты

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.