Случайный афоризм
Поэт - властитель вдохновенья. Он должен им повелевать. Иоганн Вольфганг Гёте
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

много нужно, поэтому и работаю я немного. А вообще я больше  копаюсь  на
своем участке. Я мог бы кое-что писать для журналов и газет, но я  пред-
почитаю пахать землю и собирать виноград. Поглядите на меня, и вы пойме-
те, почему. Я стал твердым, как кремень. И мне нравится такая работа. Но
скажу вам прямо, к ней надо привыкнуть. Хорошо, если можешь целый  божий
день собирать виноград и вечером, возвращаясь домой, не валиться  с  ног
от усталости, а чувствовать только приятное утомление. Вот этот камин...
Я тогда был кисляй, малокровный, расслабленный алкоголик, не  храбрее  и
не сильнее кролика. Я и сейчас удивляюсь, как у  меня  не  было  разрыва
сердца и спина не сломалась, когда я таскал эти глыбы. Но я выдержал,  -
я заставил свое тело работать так, как ему предназначено природой, вмес-
то того чтобы сидеть, согнувшись, за письменным  столом  и  накачиваться
виски... Ну, и вот вам результат: я поздоровел, а камин вышел на  славу.
Верно?
   А теперь расскажите мне про Клондайк и как вы перевернули вверх  дном
Сан-Франциско своим последним набегом на биржу. Вы вояка  хоть  куда,  и
даже нравитесь мне, хотя, трезво рассуждая, вы такой же сумасшедший, как
все. Жажда власти! Это страшная болезнь. Почему вы не остались на  Клон-
дайке? А почему бы вам не плюнуть на все и не жить естественной  жизнью,
как я, например? Видите, я тоже умею задавать вопросы. Теперь вы расска-
зывайте, а я буду слушать.
   Только в десять часов вечера Харниш распрощался с Фергюсоном. Он ехал
верхом под звездным небом и спрашивал себя: не купить ли  ему  ранчо  на
противоположном склоне долины? Он и не помышлял о том, чтобы  там  посе-
литься, - азарт приковывал его к СанФранциско. Но ранчо ему понравилось,
и он решил, как только приедет в контору, начать с Хиллардом  переговоры
о покупке. Кстати, и глинище, откуда возят глину на кирпичный завод, пе-
рейдет в его владение, и это поможет ему держать в руках Голдсуорти, ес-
ли тот вздумает выкинуть какой-нибудь фортель.
 
 
   ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
 
   Время шло, Харниш по-прежнему был занят своей игрой. Но игра вступила
в новую фазу. Жажда власти ради азарта и выигрыша превратилась  в  жажду
власти ради мщения. В Сан-Франциско насчитывалось немало  людей,  против
которых Харниш затаил злобу, и время от времени, обрушив  на  одного  из
них молниеносный удар, он вычеркивал чье-нибудь имя в списке своих  вра-
гов. Он сам пощады не просил - и никому не давал пощады. Харниша боялись
и ненавидели и никто не любил, кроме Ларри Хигана, его поверенного,  ко-
торый с радостью отдал бы за него жизнь. Это был единственный человек, с
которым Харниша связывала искренняя дружба, хотя он  оставался  в  прия-
тельских отношениях с грубыми и откровенно беспринципными людьми, состо-
явшими при политических боссах клуба Риверсайд.
   С другой стороны, и отношение Сан-Франциско к Харнишу изменилось. Его
разбойничьи набеги попрежнему представляли опасность для более  осмотри-
тельных финансовых воротил, но именно поэтому они предпочитали  не  тро-
гать его. Он успел внушить им, что неразумно будить спящего зверя.  Мно-
гие из тех, кто знал, что им грозит тяжелая медвежья лапа, протянувшаяся
за медовыми сотами, даже пытались умилостивить Харниша, искали его друж-
бы. Старшины клуба АлтаПасифик негласно предложили ему снова принять его
в члены, но он отказался наотрез. Многие члены  клуба  еще  числились  в
списке его врагов, и как только представлялся случай, он выхватывал оче-
редную жертву. Даже газеты, кроме  двух-трех,  пытавшихся  шантажировать
его, прекратили травлю и писали о нем в уважительном  тоне.  Словом,  на
него теперь смотрели, как на медведя-гризли, свирепого обитателя  север-
ных лесов, которого лучше обойти стороной, если  столкнешься  с  ним  на
тропе. Когда Харниш штурмовал пароходные компании, вся свора тявкала  на
него, хватала за ноги, но он повернулся лицом к ним и в  ожесточеннейшей
схватке, какой еще не видывал СанФранциско, больно  отстегал  их  бичом.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.