Случайный афоризм
Для того чтобы быть народным писателем, мало одной любви к родине, - любовь дает только энергию, чувство, а содержания не дает; надобно еще знать хорошо свой народ, сойтись с ним покороче, сродниться. Николай Александрович Островский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - Пожалуйста. - Харниш положил письмо в карман. - Вы здесь живете?
   Но человечек не ответил; он пристально, с удивлением разглядывал Хар-
ниша.
   - А я вас знаю, - вдруг объявил он. - Вы Элам Харниш,  Время-не-ждет,
как вас называют в газетах. Правильно?
   Харниш кивнул.
   - Но как это вы попали сюда, в этакую глушь? Харниш усмехнулся:
   - Рекламирую бесплатную доставку товаров на дом.
   - Вот хорошо, что я сегодня написал письмо, а то бы я вас  не  встре-
тил. Я много раз видел ваш портрет в газетах. У меня хорошая  память  на
лица, сразу вас узнал. Моя фамилия Фергюсон.
   - Вы здесь живете? - снова спросил Харниш.
   - Да. У меня тут домик в зарослях, в ста ярдах отсюда, и родничок,  и
немного фруктовых деревьев и ягодных кустов. Зайдите посмотреть. А  род-
ничок мой - просто прелесть! Ручаюсь, что такой воды вы никогда  еще  не
пили. Пойдемте, я вас угощу.
   Харниш спешился и, взяв лошадь под уздцы, последовал за маленьким че-
ловечком, который проворно шел впереди по зеленому туннелю. Внезапно за-
росли кончились И открылся обработанный участок, если можно так  назвать
клочок земли, где дикая природа слилась воедино с делом  рук  человечес-
ких. Этот укромный уголок в горах был надежно защищен от  внешнего  мира
крутыми склонами ущелья. Могучие  дубы  свидетельствовали  о  плодородии
почвы; видимо, вследствие многовековой эрозии окрестных  склонов,  здесь
постепенно образовался слой жирного чернозема.  Под  дубами,  наполовину
скрытый густой листвой, стоял бревенчатый некрашеный  домик;  просторная
веранда с гамаками и креслами служила, по  всей  вероятности,  спальней.
Ничто не укрылось от зорких глаз Харниша. Он заметил, что огород  и  сад
разбиты не ровными квадратами, а в зависимости от почвы и что к  каждому
фруктовому дереву, к каждому ягодному кусту и даже к каждому овощу  под-
ведена вода. Повсюду тянулись крохотные оросительные канавки, по некото-
рым и сейчас бежали струйки воды.
   Фергюсон нетерпеливо поглядывал на своего гостя, ища на его лице зна-
ки одобрения.
   - Ну, что вы скажете?
   - Так только с детьми нянчатся, - засмеялся Харниш, но по глазам  его
видно было, что все ему очень нравится, и  маленький  человечек  остался
доволен.
   - Верно. Я здесь каждое деревце знаю, как будто это мои сыновья.  Сам
их сажал, выхаживал, кормил, поил - и вот вырастил. Пойдемте,  я  покажу
вам родничок.
   - Хорош, ничего не скажешь, - объявил Харниш, полюбовавшись родничком
и напившись из него.
   Хозяин и гость вошли в дом. Внутреннее убранство его удивило Харниша.
Так как кухня помещалась в пристройке, то весь домик  представлял  собой
один просторный кабинет. В середине комнаты стоял большой стол, завален-
ный книгами и журналами. Вдоль стен, от пола до потолка, тянулись  полки
с книгами. Харниш подумал, что еще никогда не видел,  чтобы  такое  мно-
жество книг было собрано в одном месте. На дощатом сосновом полу  лежали
рысьи, енотовые и оленьи шкуры.
   - Сам стрелял, сам и дубил, - с гордостью сказал Фергюсон.
   Но самым лучшим украшением комнаты был огромный  камин  из  нетесаных
камней и валунов.
   - Сам сложил, - похвалился Фергюсон. - И как здорово  тянет!  Ни  ка-
пельки не дымит, даже когда ветер с юго-востока.
   Харнишу все больше и больше нравился маленький человечек; к  тому  же
его разбирало любопытство: почему он прячется здесь, среди чапарраля, со
своими книгами? Человек он неглупый, это сразу видно. Так почему? Харни-
шу очень хотелось узнать, в чем тут дело, и он  принял  приглашение  ос-
таться к ужину; при этом он почти не сомневался, что хозяин его ест одни
орехи и овощи в сыром виде или придерживается еще какойнибудь сумасброд-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.