Случайный афоризм
Перефразируя Макаренко: писатели не умирают - их просто отдают в переплёт. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   Через полчаса он выехал на открытое место, почти у самой вершины. Там
и сям, видимо, в зависимости от крутизны и плодородия почвы, раскинулись
виноградники. Харниш понял, что здесь шла ожесточенная борьба  с  приро-
дой; судя по многим признакам, перевес был на ее стороне; Харниш отметил
и чапарраль, захватывающий расчищенные места, и засохшие,  неподрезанные
лозы, и невыполотый сорняк, и ветхие изгороди, тщетно  пытающиеся  усто-
ять. Дорога, по которой ехал Харниш, вскоре уперлась в фермерский домик,
окруженный надворными строениями. За домом тянулись непроходимые  зарос-
ли.
   Увидев во дворе старуху, раскидывающую навоз, Харниш осадил лошадь  у
забора.
   - Добрый день, бабка, - сказал он. - Что же ты сама надрываешься? Или
мужчин в доме нет?
   Старуха выпрямилась, подтянула юбку и, опираясь на  вилы,  приветливо
посмотрела на Харниша. Он увидел ее руки - по-мужски натруженные,  узло-
ватые, загорелые, с широкими суставами; обута она была в грубые  мужские
башмаки на босу ногу.
   - Нету мужчин, - ответила старуха. - Как это ты сюда забрался? Откуда
тебя бог принес? Может, зайдешь, стаканчик вина выпьешь?
   Она повела его в просторный сарай, шагая тяжело, но уверенно и  твер-
до, как шагают мужчины, работающие на земле. Харниш разглядел ручной да-
вильный пресс и прочие нехитрые принадлежности виноделия. Старуха объяс-
нила, что везти виноград на заводы, расположенные в долине, слишком  да-
леко, да и дорога плохая. Вот им и приходится самим делать вино. "Им"  -
это значило самой старухе и ее дочери, сорокалетней вдове. Когда  внучек
был еще дома, жилось много легче. Но он умер, - уехал на Филиппины  вое-
вать с дикарями и погиб там в бою.
   Харниш выпил полный стакан превосходного рислинга, поговорил  немного
со старухой и попросил еще стакан. Да, живется  трудно,  можно  сказать,
впроголодь. Земля здесь казенная; они  с  мужем  взяли  ее  в  пятьдесят
седьмом, расчистили, обрабатывали вдвоем до самой его  смерти.  А  потом
она работала одна. Труда много, а толку мало. Но что будешь делать? Вин-
ный трест сбивает цены. Куда идет рислинг? Она сдает его на железную до-
рогу в долине, по двадцать два цента за галлон. А везти-то  как  далеко!
Туда и обратно - целый день уходит. Вот нынче дочь поехала.
   Харниш знал, что в ресторанах за рислинг похуже этого дерут по полто-
ра-два доллара за кварту; а старухе платят двадцать два цента за галлон.
В этом и состоит игра. Старуха принадлежит к разряду глупых,  обездолен-
ных, как до нее принадлежали ее отцы и деды; это они трудятся, они гонят
воловьи упряжки через прерии, расчищают земли, поднимают целину, работа-
ют деньденьской не покладая рук, платят налоги, провожают своих  сыновей
и внуков на войну - умирать за отечество, которое так трогательно  забо-
тится о них, что им предоставляется право сбывать свое вино по  двадцать
два цента за галлон. А это же вино подают ему в гостинице св.  Франциска
по два доллара за кварту - то есть восемь долларов за галлон. Вот  то-то
оно и есть.
   Между ценой на вино, которое делает эта старуха в  горах,  возясь  со
своим ручным прессом, и ценой, которую он платит за вино в гостинице,  -
разница в семь долларов и семьдесят восемь центов. Эта разница приходит-
ся на долю лощеных городских бандитов, затесавшихся между ним  и  стару-
хой. А есть еще целая орда грабителей, и каждый  старается  урвать  себе
кусок пожирнее. Называется это - железнодорожный  транспорт,  финансовая
политика, банковское дело, оптовая торговля, недвижимость, и  прочее,  и
прочее. Но, как ни называй, орда  свое  получает,  а  старухе  достаются
объедки - двадцать два цента. "Ну что ж, - со вздохом подумал Харниш,  -
дураки родятся каждую минуту, и некого тут винить: игра  есть  игра,  не
могут же все выигрывать; но только дуракам от этого не легче".
   - Сколько же тебе лет, бабка? - спросил он.
   - Да в январе семьдесят девять сравняется.
   - Небось, всю жизнь работала?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.