Случайный афоризм
Писатель, если он хорошо трудится, невольно воспитывает многих своих читателей. Эрнест Хемингуэй
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

такой же белоснежной бородой, лежал  мирный  отблеск  уходящего  летнего
дня. Харниш подумал, что в жизни своей не видел человеческого лица,  ко-
торое дышало бы таким безмятежным покоем.
   - Сколько тебе лет, дедушка? - спросил он.
   - Восемьдесят четыре, - ответил старик. - Да, сударь мой, восемьдесят
четыре, а еще покрепче других буду.
   - Значит, хорошо заботишься о своем здоровье, - предположил Харниш.
   - Это как сказать. Никогда не сидел сложа руки.  В  пятьдесят  первом
перебрался сюда с Востока на паре волов. Воевал по дороге с индейцами. А
я уже был отцом семерых детей. Мне тогда было столько лет, сколько  тебе
сейчас, или около того.
   - А тебе здесь не скучно одному? Старик перехватил ведерко другой ру-
кой и задумался.
   - Как когда, - ответил он с расстановкой. - Думается, я  только  один
раз заскучал, когда старуха моя померла. Есть  люди,  которым  скучно  и
одиноко там, где много народу. Вот и я такой. Я скучаю только, когда по-
бываю в Сан-Франциско. Но теперь я туда больше не езжу - спасибо, хватит
с меня. Мне и здесь хорошо. Я в этой долине живу с пятьдесят  четвертого
года - одним из первых поселился здесь после испанцев.
   Харниш тронул лошадь и сказал на прощание:
   - Спокойной ночи, дедушка. Держись. Ты  переплюнул  всех  молодых,  а
скольких ты пережил - и не сосчитать.
   Старик усмехнулся, а Харниш поехал дальше; на душе у него было удиви-
тельно спокойно, он был доволен и собой и всем миром. Казалось,  радост-
ное удовлетворение, которое он когда-то испытывал  на  снежной  тропе  и
стоянках Юкона, снова вернулось к нему. Перед ним неотступно стоял образ
старика пионера, поднимающегося по тропинке  в  лучах  заката.  Подумать
только! Восемьдесят четыре года - и какой молодец! У  Харниша  мелькнула
мысль: не последовать ли примеру старика? Но тут же он вспомнил о  своей
игре в Сан-Франциско и запретил себе думать об этом.
   - Все равно, - решил он, - к старости, когда я выйду из  игры,  посе-
люсь в какой-нибудь глуши, вроде этой, и пошлю город ко всем чертям.
 
 
   ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
 
   В понедельник Харниш не вернулся в город; вместо этого он еще на один
день взял у мясника лошадь и пересек долину, чтобы обследовать брошенную
шахту. Здесь местность была суше и каменистей, чем там, где  он  побывал
накануне, а все склоны так густо поросли карликовым дубом, что  проехать
верхом оказалось невозможно. Но в каньонах было много воды и росли вели-
колепные деревья. Шахта явно была брошена владельцами, и все же он  пот-
ратил добрых полчаса, чтобы облазить ее со всех сторон. До того, как  он
отправился на Аляску, ему приходилось разрабатывать залежи кварца, и  он
радовался тому, что не забыл этой науки. Для него история  старой  шахты
была ясна как на ладони: разведка указала  место  на  склоне  горы,  где
предполагали месторождение золота; прорубили штольню;  но  месяца  через
три деньги кончились, старатели ушли искать заработков; потом вернулись,
опять принялись за поиски, - золото все манило их, уходя дальше и дальше
вглубь; так продолжалось несколько лет, и, наконец потеряв надежду, ста-
ратели покинули разработку. Их, наверное, давно  нет  в  живых,  подумал
Харниш, поворачиваясь в седле, чтобы еще раз взглянуть на груды  отвалов
и темный вход в шахту по ту сторону ущелья.
   Как и накануне, он блуждал по лесу без всякой цели,  гнал  лошадь  по
коровьим тропам, взбирался на горные вершины. Наткнувшись  на  поднимаю-
щийся в гору проселок, он проехал по нему несколько миль  и  очутился  в
узкой, окруженной горами долине, на крутых склонах были  разбиты  виног-
радники, видимо, принадлежащие десятку бедных фермеров. За виноградника-
ми дорога круто подымалась вверх. Густой чапарраль покрывал склоны, а  в
каждом ущелье росли гигантские пихты, дикий овес и цветы.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.