Случайный афоризм
Когда б вы знали, из какого сора Растут стихи, не ведая стыда... Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ти центов за кубический ярд. Земля хороша только местами - там, где  она
расчищена, вот, например, огород или виноградник; но почти повсюду мест-
ность уж очень неровная.
   - Вы, должно быть, не фермер, - сказал Харниш.
   Молодой человек засмеялся и покачал головой.
   - Нет, конечно. Я телеграфист. Но мы с женой решили года два передох-
нуть... и вот почему мы здесь. Время наше почти истекло.  Осенью  соберу
виноград и опять пойду служить на телеграф.
   Да, под виноградником акров одиннадцать - все винные сорта.  Цена  на
виноград обычно довольно высокая. Почти все, что они едят, он сам  выра-
щивает. Если бы земля принадлежала ему,  он  расчистил  бы  местечко  на
склоне горы над виноградником и развел бы там плодовый сад, почва подхо-
дящая. Лугов много по всему участку, и акров пятнадцать наберется, с ко-
торых он снимает превосходное, нежное сено. За каждую тонну он  выручает
на три, а то и на пять долларов больше, чем за обыкновенное грубое сено,
снятое в долине.
   Харниш слушал с интересом и вдруг почувствовал зависть к этому  моло-
дому человеку, постоянно живущему здесь,  среди  всех  красот,  которыми
Харниш только любовался в течение нескольких часов.
   - Чего ради вы хотите возвращаться на телеграф? - спросил он.
   Молодой человек улыбнулся не без грусти.
   - Здесь мы ничего не добьемся.  И  (он  на  секунду  замялся)...  нам
предстоят лишние расходы. За аренду хоть и немного, а платить  нужно.  И
сил у меня не хватает, чтобы по-настоящему  хозяйничать.  Будь  это  моя
собственная земля или будь я такой здоровяк, как вы, я ничего лучшего не
желал бы. И жена тоже... - Он снова грустно улыбнулся. -  Понимаете,  мы
оба родились в деревне, и, проторчав несколько лет в городах, мы решили,
что в деревне лучше. Мы надеемся кое-что скопить  и  когда-нибудь  купим
себе клочок земли и уж там осядем.
   Детские могилки? Да, это он подкрасил буквы и выполол  сорняк.  Такой
уж установился обычай. Все, кто ни живет здесь, это делают. Говорят, что
много лет подряд родители каждое лето приезжали на могилы, а  потом  ез-
дить перестали; и старик Хиллард завел этот обычай. Разрез на склоне го-
ры? Да, здесь была шахта. Но золота находили  ничтожно  мало.  Старатели
все снова и снова начинали разработку, в течение многих лет, потому  что
разведка дала хорошие результаты. Но это было очень давно. Здесь за  все
время ни одного рентабельного месторождения не открылось, хотя ям нарыли
видимо-невидимо, а тридцать лет назад даже началось что-то вроде золотой
горячки.
   На пороге дома появилась худенькая молодая  женщина  и  позвала  мужа
ужинать. Взглянув на нее, Харниш подумал, что городская жизнь не годится
для нее; потом он заметил нежный румянец на слегка загорелом лице и  ре-
шил, что жить ей нужно в деревне. От приглашения к ужину он отказался  и
поехал в Глен Эллен, небрежно развалившись в седле и  мурлыча  себе  под
нос забытые песни. Он спустился по неровной, извилистой дороге,  которая
вела через луговины, дубовые рощи, густую чащу мансанитовых кустов,  пе-
ресеченную просеками. Харниш жадно вслушивался в крик перепелок, и  один
раз он засмеялся громко и весело, когда крохотный бурундук, сердито  ве-
реща, полез вверх по низенькой насыпи, но не удержался и упал вниз,  по-
том кинулся через дорогу чуть ли не под копытами лошади и, не переставая
верещать, вскарабкался на высокий дуб.
   В тот день Харниш упорно не желал держаться проторенных  дорог;  взяв
прямиком на Глен Эллен, он наткнулся на ущелье, которое так основательно
преградило ему путь, что он рад был  смиренно  воспользоваться  коровьей
тропой. Тропа привела его к бревенчатой хижине. Двери и окна были  раск-
рыты настежь, на пороге, окруженная котятами, лежала кошка, но  дом  ка-
зался пустым. Харниш поехал по дорожке, видимо, ведущей к ущелью. На по-
ловине спуска он увидел человеческую фигуру, освещенную  лучами  заката:
навстречу ему шел старик с ведерком, полным пенящегося  молока.  Он  был
без шляпы, и на его румяном лице, обрамленном  белоснежными  волосами  и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.