Случайный афоризм
Ни один великий поэт не может не быть одновременно и большим философом. Сэмюэл Тейлор Колридж
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

она освобождает и тело и ум от городской гнили, - не  понимал,  что  эта
власть так велика потому, что много поколений его предков жили в -  пер-
возданных дремучих лесах, да и сам он успел приобрести только слабый на-
лет городской цивилизации.
   На горе Сонома не оказалось человеческого жилья, и когда Харниш  оса-
дил коня у южного края вершины, он был совсем один под ярко-синим  кали-
форнийским небом. Перед ним, уходя из-под его ног  на  юг  и  на  запад,
расстилались луга, прорезанные лесистыми ущельями; складка за  складкой,
уступ за уступом зеленый ковер спускался все ниже до Петалумской долины,
плоской, как бильярд, где, словно на разлинованном чертеже, четко  выде-
лялись правильные квадраты и полосы жирной, возделанной земли. Дальше  к
западу гряда за грядой высились горы, и лиловатый туман клубился в доли-
нах, а еще дальше, по ту сторону последней гряды, Харниш  увидел  сереб-
ристый блеск океана. Повернув лошадь, он обвел взглядом запад и север от
Санта-Росы до горы св. Елены, посмотрел на восток, где за долиной Сонома
поросший карликовым дубом горный хребет заслонял вид на долину Напа.  На
восточном склоне, замыкающем долину Сонома, на одной линии с  деревушкой
Глен Эллен, он приметил безлесное место. Сперва он подумал: уж не отвалы
ли это у входа в шахту? Но тут же вспомнил, что  здесь  не  золотоносный
край. Поворачивая лошадь по кругу, он увидел далеко на  юго-востоке,  по
ту сторону бухты Сан-Пабло, ясно очерченную двойную вершину Чертовой го-
ры. Южнее высилась гора Тамалпайс, а дальше, нет, он не ошибся, - в  пя-
тидесяти милях отсюда, там, где океанские ветры свободно входили в Золо-
тые ворота, низко над горизонтом стлался дым Сан-Франциско.
   - Давненько не видал я такого простора, - вслух подумал он.
   Ему не хотелось покидать свой наблюдательный пост, и только час спус-
тя он наконец оторвался от открывшейся ему картины и начал спускаться  с
горы. Нарочно выбрав другую дорогу для спуска, он только  к  исходу  дня
снова очутился у лесистых холмов. На вершине одного из  них  его  зоркие
глаза вдруг заметили темное пятно: такого оттенка зеленого цвета он  се-
годня еще не видел. Вглядевшись, он пришел к выводу, что это три кипари-
са; но кипарисы здесь не росли, значит, эти три дерева были кем-то поса-
жены. Движимый чисто мальчишеским любопытством, он решил разузнать,  от-
куда они взялись. Склон оказался таким крутым и так густо  зарос  лесом,
что Харнишу пришлось спешиться, а там, где подлесок был  почти  непрохо-
дим, ползти на четвереньках. Кипарисы вдруг неожиданно встали перед ним.
Они были с четырех сторон обнесены оградой; Харниш  сразу  заметил,  что
колья обтесаны и заострены вручную. Под кипарисами виднелись две детские
могилки. Надписи на деревянных дощечках, тоже оструганных вручную,  гла-
сили: "Малютка Дэвид, родился в 1855, умер в 1859; малютка  Лили,  роди-
лась в 1853, умерла в 1860".
   - Бедные детишки, - прошептал Харниш.
   За могилками явно кто-то ухаживал. На  холмиках  лежали  полузавядшие
пучки полевых цветов, буквы на дощечках были свежевыкрашены. Харниш обо-
шел вокруг ограды и нашел тропинку,  ведущую  вниз  по  противоположному
склону. Спустившись, он разыскал свою лошадь и верхом  подъехал  к  фер-
мерскому дому. Из трубы поднимался дым, и Харниш быстро  разговорился  с
худощавым, несколько суетливым молодым человеком,  оказавшиеся  не  вла-
дельцем, а только арендатором фермы. Велик ли участок? Около ста восьми-
десяти акров. Это только так кажется, что он больше, потому  что  непра-
вильной формы. Да, он включает и глинище и все холмы,  а  вдоль  каньона
граница тянется на милю с лишним.
   - Видите ли, - сказал молодой человек, - местность очень  гористая  и
неровная, так что первые фермеры, которые  обосновались  здесь,  скупали
хорошую землю, где только могли. Вот почему границы участка сильно изре-
заны.
   Да, конечно, они с женой сводят концы с концами, не слишком  надрыва-
ясь на работе. За аренду они платят немного. Владелец участка,  Хиллард,
живет на доходы с глины. Он человек состоятельный, у него фермы и виног-
радники там, в долине. Кирпичный завод оплачивает глину из расчета деся-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.