Случайный афоризм
Писать должен лишь тот, кого волнуют большие, общечеловеческие и социальные проблемы. Джон Голсуорси
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

мой!
 
 
   ГЛАВА ВОСЬМАЯ
 
   Приобщение к цивилизации не пошло Харнишу на пользу. Правда, он  стал
приличнее одеваться, немного пообтесался, речь его стала правильнее.  Он
до тонкости постиг самую суть биржевой игры, и никто не умел  с  большим
хладнокровием топтать ногами своих ближних. Кроме того, он привык к жиз-
ненным удобствам, а в жестокой и сложной борьбе с равными  ему  по  силе
противниками он отточил свой ум до остроты бритвы. Но зато в нем  появи-
лась несвойственная ему ранее черствость, от былой отзывчивости не оста-
лось и следа. О духовных благах цивилизации он не знал ничего и даже  не
подозревал об их существовании. Он превратился в  озлобленного,  бессер-
дечного циника.  Могущество  и  власть  оказали  на  него  свое  обычное
действие. Крупных эксплуататоров он остерегался, эксплуатируемых проста-
ков презирал и верил только в самого себя. Это  привело  к  непомерному,
противоестественному преклонению перед своим "я": окружающие не вызывали
в нем никаких теплых чувств, более того - он их и за  людей  не  считал;
ему оставалось одно - воздвигнуть алтарь своей личности  и  возносить  к
ней молитвы.
   Харниш изменился не только душой, но и телом; это был уже не тот  ат-
лет со стальными мускулами, каким он пришел сюда с Крайнего  Севера.  Он
слишком мало двигался, слишком много ел, а главное -  слишком  пристрас-
тился к спиртному. Мышцы потеряли упругость, и его портной  уже  не  раз
деликатно намекал ему на увеличивающийся объем талии. И  в  самом  деле,
Харниш успел отрастить себе изрядное брюшко. Городская жизнь не пощадила
и его лица - сухие, резкие черты расплылись, чуть впалые  щеки  округли-
лись, под глазами наметились мешки; шея потолстела, и уже ясно обознача-
лись первые складки будущего двойного подбородка. Исчез прежний  аскети-
ческий облик, приобретенный в изнурительном труде и нечеловеческих лише-
ниях; он погрубел, обрюзг. Все в нем  выдавало  человека  невоздержанной
жизни, себялюбивого и черствого.
   И люди, с которыми он теперь общался, были уже сортом пониже. Игру он
вел в одиночку, партнеров своих презирал почти поголовно, либо не  пони-
мая их, либо не питая к ним симпатии и, уж конечно, нисколько не  завися
от них; поэтому он не искал общества людей, с  которыми  мог  бы  встре-
чаться хотя бы в клубе АлтаПасифик. К тому же в разгар войны с  пароход-
ными компаниями, когда дерзновенные набеги Харниша причиняли  неисчисли-
мый ущерб всем дельцам, ему было предложено выйти из членов клуба.  Хар-
ниша это нисколько не огорчило, даже наоборот, и он с охотой перекочевал
в клуб Риверсайд, учрежденный политическими боссами Сан-Франциско и фак-
тически принадлежащий им. Он признавался себе, что эти люди  ему  больше
по душе: они проще, бесхитростнее и по крайней мере  не  важничают.  Это
откровенные разбойники, они, не таясь, хватают что  можно;  правда,  они
неотесанные, у них нет внешнего лоска, зато  они  не  лгут,  прикрываясь
маской елейной учтивости. К примеру, старшины клуба Алта-Пасифик просили
не разглашать исключение его из числа членов, а сами тотчас же уведомили
газеты. Те, разумеется, на все лады раздували эту  сенсацию,  но  Харниш
только посмеивался про себя, однако затаил злобу на кое-кого  из  членов
клуба, и им предстояло в далеком будущем испытать на  своей  шкуре,  что
значит попасть в грозные лапы клондайкского миллионера.
   Ураганный огонь, который газеты дружно вели по Харнишу,  длился  нес-
колько месяцев и живого места на нем не оставил.  Послушать  репортеров,
так вся его его прошлая жизнь была сплошной цепью злодейств и посмертных
грехов. Это превращение у всех на глазах в чудовище беззакония и зла ли-
шало Харниша всякой возможности сблизиться с Дид Мэсон, если бы даже  он
еще лелеял такую надежду; он был убежден, что она и глядеть на  него  не
захочет, и повысив ей оклад до семидесяти пяти долларов в месяц, он пос-
тарался как можно скорее забыть ее. О прибавке жалованья он  сообщил  ей

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.