Случайный афоризм
Настоящие писатели - совесть человечества. Людвиг Андреас Фейербах
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - Да, - согласилась она и пошла  к  своей  машинке,  чтобы  внести  в
письмо исправление.
   Случилось так, что в компании, с которой он  завтракал  в  тот  день,
оказался молодой англичанин - горный инженер. В другое время  Харниш  не
обратил бы внимания на речь англичанина, но теперь, после спора со своей
стенографисткой, он с первых же слов заметил, что тот говорит "о  деле";
ни разу в течение завтрака он не сказал "про дело", за  это  Харниш  мог
поручиться.
   Встав из-за стола, он отвел в уголок своего приятеля Маккинтоша; Хар-
ниш знал, что Маккинтош получил высшее образование, -  недаром  он  ког-
да-то слыл первоклассным футболистом.
   - Послушай, Бэнни, - спросил Харниш, - как надо говорить: "Я сам при-
еду в понедельник, и мы поговорим про дело" или: "Поговорим о деле"?
   Бывший чемпион футбола наморщил лоб и с минуту мучительно думал.
   - Понятия не имею, - сознался он. - А как я говорю?
   - Конечно, "про дело".
   - Ну, тогда "о деле" правильно. У меня грамматика всегда хромала.
   На обратном пути в контору Харниш зашел в книжную  лавку  и  приобрел
учебник по грамматике; он просидел над ним добрый час,  задрав  ноги  на
стол и старательно листая страницы.
   - Провалиться мне на этом месте, девчонка-то права! - заключил он на-
конец.
   И тут он впервые подумал о стенографистке как о  живом  существе.  До
сих пор она была в его глазах только особой женского  пола  и  предметом
конторской обстановки. Но теперь, когда она доказала,  что  лучше  знает
грамматику, нежели дельцы и даже окончившие университет футболисты,  она
стала для него личностью. Она приковала его внимание к себе с  такой  же
силой, как злосчастное "о деле" в аккуратно отпечатанном письме.
   Вечером, когда она уходила из конторы, он пригляделся к ней и в  пер-
вый раз заметил, что она хорошо сложена и одета со вкусом. Он плохо раз-
бирался в дамских туалетах и не мог оценить во всех подробностях  краси-
вую блузку и элегантный английский костюм, но ему понравился общий вид -
все было на месте, ничего лишнего, ничто не портило впечатления.
   "Да она премиленькая", - решил он про себя, когда за ней захлопнулась
входная дверь.
   На другое утро, диктуя стенографистке письма, он заметил, что  у  нее
очень красиво уложены волосы, хотя нипочем не сумел бы описать  ее  при-
ческу. Просто ему приятно было смотреть на ее головку. Она сидела спиной
к окну, и он обратил внимание, что волосы у нее каштановые, с  бронзовым
отливом. Под бледными лучами солнца, проникавшими в окно, бронзовые  ис-
корки поблескивали словно  золотые,  и  это  тоже  было  очень  красиво.
"Странно, - подумал он, - как я этого раньше не приметил".
   В середине письма ему снова понадобился тот  оборот,  из-за  которого
они вчера поспорили. Он вспомнил свое единоборство с учебником и  произ-
нес:
   - "О деле, о котором мы с вами говорили, я..."
   Мисс Мэсон быстро взглянула на него. Она сделала это невольно, не су-
мев скрыть своего удивления. Уже в следующую секунду она опустила ресни-
цы, готовая продолжать запись. Однако Харниш успел рассмотреть, что гла-
за у нее серые.
   Впоследствии он узнал, что в этих серых глазах иногда вспыхивают  зо-
лотистые точечки; но и того, что он сейчас увидел, оказалось достаточно,
чтобы повергнуть его в изумление: почему, собственно, он был так  твердо
уверен, что волосы у нее черные, а глаза карие?
   - А ведь вы были правы, - сказал он, смущенно улыбаясь, что никак  не
вязалось с резкими, как у индейца, чертами его лица.
   За это чистосердечное признание он был вознагражден еще одним взмахом
ресниц и приветливой улыбкой; кстати, он окончательно убедился, что гла-
за у нее серые.
   - Только мне все-таки кажется, что это неправильно, - пожаловался он.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.