Случайный афоризм
Дураки и безумцы - вот два разряда поклонников, которых писатель имеет при жизни. Э. и Ж.Гонкур
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - Ничуть, - ответил Джонс. - А улики где? Вы скажете, что я вам  про-
болтался об этом, а я скажу, что ничего подобного не  говорил.  Ни  один
суд тут ничего сделать не может.
   Харниш, придя в свою контору, задумался. Вот это так и есть: все, что
может выдержать коммерция. Сверху и донизу действует это правило игры; а
продолжается игра потому, что каждую минуту на  свет  появляется  дурак.
Если бы каждую минуту на свет появлялся такой Джонс, игре  скоро  пришел
бы конец. Везет же игрокам, что рабочие не Джонсы!
   Однако есть и другие, более сложные комбинации в  этой  игре.  Мелкие
дельцы, лавочники и прочий торговый люд урывают, что могут, из продуктов
труда; но в сущности - через их  посредство  -  рабочих  грабят  крупные
дельцы. Ведь такие люди, как этот Джонс в своей Петачской долине, в  ко-
нечном счете выколачивают не больше, чем скудное  жалованье.  Они  прос-
то-напросто работают на крупных дельцов. Но над крупными дельцами  стоят
финансовые магнаты. У тех своя тщательно разработанная система,  которую
они в больших масштабах применяют для достижения все той же цели - втис-
нуться между сотнями тысяч рабочих и продуктом их труда. Эти магнаты уже
не столько разбойники, сколько игроки. Им  мало  своей  добычи,  -  ради
азарта они грабят друг друга. А называют они это "высокой финансовой по-
литикой". Все они в первую очередь заняты тем, что  грабят  рабочих,  но
время от времени одна шайка нападает на другую, пытаясь  отнять  награб-
ленное добро. Вот почему Голдсуорти нагрел его на пятьдесят тысяч долла-
ров, а Даусет, Леттон и Гугенхаммер пытались нагреть на  десять  миллио-
нов. А когда он сам прижал компанию Панама-Мэйл, он поступил  точно  так
же. Ну что же, заключил он свои размышления, уж лучше  грабить  грабите-
лей, чем бедных, глупых рабочих.
   Так, не имея ни малейшего понятия о философии, Элам Харниш предвосхи-
тил и присвоил себе право на роль сверхчеловека двадцатого столетия.  Он
убедился, что за редчайшими исключениями в среде дельцов  и  финансистов
не действует правило "положение обязывает". Как выразился один  остроум-
ный оратор на банкете в клубе Алта-Пасифик: "У воров есть  благородство,
и этим они отличаются от честных людей". Вот то-то и  оно.  Именно  так.
Эти новоявленные "сверхчеловеки" -  просто  банда  головорезов,  имеющих
наглость проповедовать своим жертвам кодекс морали, с  которым  сами  не
считаются. Согласно этому кодексу, человеку можно доверять только до тех
пор, пока он вынужден держать свое  слово.  "Не  укради"  -  обязательно
только для честных тружеников. Они же, сверхчеловеки, выше всяких  запо-
ведей: им можно красть, и чем крупнее кража,  тем  большим  почетом  они
пользуются среди своих сообщников.
   По мере того как Харниш глубже вникал в игру, картина становилась все
отчетливее. Несмотря на то, что каждый грабитель норовит ограбить друго-
го, шайка хорошо организована. Она фактически держит в руках весь  поли-
тический механизм общества, начиная от кандидата в  конгресс  какого-ни-
будь захолустного округа и кончая сенатом Соединенных Штатов. Она издает
законы, которые дают ей право на грабеж. Она осуществляет это право  при
помощи шерифов, федеральной полиции, местных войск, регулярной  армии  и
судебных органов. Все идет как по маслу. Сверхчеловеку некого  и  нечего
опасаться, кроме своего собрата - разбойника. Народ не в счет. Это прос-
то быдло; широкие народные массы состоят из существ низшей породы, кото-
рых ничего не стоит обвести вокруг пальца. Грабители дергают за веревоч-
ки, а когда ограбление рабочих почему-либо идет недостаточно бойко,  они
кидаются друг на друга.
   Харниш любил философствовать, но философом не был. За всю свою  жизнь
он не взял в руки ни одной серьезной книги. Это был прежде всего человек
дела, упрямый и настойчивый, книжная премудрость нисколько не привлекала
его. В той суровой, первобытной стране, где он жил до  сих  пор,  он  не
нуждался в книгах для понимания жизни; но и  здесь,  в  новых  условиях,
жизнь представлялась ему такой же простой и понятной. Он не поддался  ее
обольщениям и ясно видел, что под внешним лоском она столь же  первобыт-
на, как на Юконе. Люди и там и здесь - из одного теста. Те  же  страсти,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.