Случайный афоризм
Настоящий писатель, каким мы его мыслим, всегда во власти своего времени, он его слуга, его крепостной, его последний раб. Элиас Канетти
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - Пожалуйста, повторите еще раз, - проговорил Харниш. - Я  что-то  не
пойму. Вы сказали...
   Он с мучительной тревогой впился глазами в лицо Леттона.
   - Я сказал, что вы заблуждаетесь, мистер Харниш, вот и все. Вы играли
на повышение, курс акций упал, и вы понесли большие  убытки.  Однако  ни
компания Уорд Вэлли, ни я, ни мои партнеры не брали на себя никаких обя-
зательств по отношению к вам.
   Харниш показал на груду чековых книжек и расписок, лежащих на столе.
   - За это уплачено десять миллионов двадцать семь тысяч сорок два дол-
лара шестьдесят восемь центов, уплачено наличными. Что же? Здесь это ни-
чего не стоит?
   Леттон улыбнулся и пожал плечами.
   Харниш посмотрел на Даусета и сказал вполголоса:
   - Ваша правда, очевидно, мой анекдот все-таки имел особый смысл. - Он
горько рассмеялся. - Сдача была ваша, и вы ловко передернули. Ну что  ж,
тут и говорить больше не о чем. Тот игрок в покер рассудил правильно: вы
сдавали карты, и вы имели полное право сдать себе четыре туза. Так вы  и
сделали и ободрали меня как липку.
   Он оторопело посмотрел на стол, заваленный расписками.
   - И вся эта куча не стоит бумаги, которую извели на нее? Ах,  дьявол,
и ловко же вы тасуете карты, только попадись вам! Да вы не беспокойтесь,
я не собираюсь спорить. Ваша была сдача, и вы обыграли меня,  и  тот  не
мужчина, кто хнычет при чужой сдаче. А теперь карты на столе, игра  кон-
чена, но... - Он быстро сунул руку в верхний карман и вытащил  кольт.  -
Так вот, ваша сдача кончилась. Теперь сдавать буду я. Думается мне,  что
мои четыре туза...
   - Эй ты, гроб повапленный, прими руку! - вдруг крикнул он.
   Рука Натаниэла Леттона, подползавшая к кнопке звонка на столе,  мгно-
венно остановилась.
   - Ну-ка, пересаживайтесь! - скомандовал Харниш. - Садись на тот стул,
ты, изъеденная проказой вонючка! Живо! Не то я выкачаю из  тебя  столько
жидкости, что все подумают, будто твой отец пожарный шланг, а мать садо-
вая лейка. А вы, Гугенхаммер, поставьте свой стул рядом. Вы, Даусет, ос-
тавайтесь на месте. Теперь слушайте: я вам  расскажу  кое-что  про  этот
пистолетик. Я зарядил его для крупной дичи, и  стреляет  он  восемь  раз
подряд. Как начнет палить - не остановишь.
   Предварительные разговоры я считаю законченными  и  поэтому  перехожу
прямо к делу. Заметьте, я ни слова не сказал о том, как вы со мной  пос-
тупили. Вы что хотели, то и сделали. Ну и ладно. А теперь  мой  черед  -
что захочу, то и сделаю. Вы знаете, кто я? Может, не знаете?  Я  -  Вре-
мя-не-ждет, не боюсь ни бога, ни черта, ни смерти, ни ада. Вот мои четы-
ре туза. Чем вы можете их побить? Посмотрите на этот  живой  скелет,  на
Леттона. Да у него от страха все кости стучат, так он боится умереть.  А
этот жирный еврей? Вот когда он узнал, что такое страх божий.  Весь  по-
желтел, словно подгнивший лимон. Вы, Даусет, не трус. Вас  не  проймешь.
Это оттого, что вы сильны в арифметике. Вам мои карты не страшны. Вы си-
дите тут как ни в чем не бывало и подсчитываете. Вам  ясно,  как  дважды
два, что я вас обыграл. Вы меня знаете, знаете, что я ничего не боюсь. И
вы прикидываете в уме, сколько у вас денег,  и  отлично  понимаете,  что
из-за этого проигрыша умирать не стоит.
   - Рад буду видеть вас на виселице, - ответил Даусет.
   - И не надейтесь! Когда дойдет до дела, вы первым будете на  очереди.
Меня-то повесят, но вы этого не увидите. Вы умрете на месте, а  со  мной
еще суд канителиться будет, понятно? Вы уже сгниете в  земле,  и  могила
ваша травой порастет, и не узнаете вы никогда, повесили меня или нет.  А
я долго буду радоваться, что вы раньше меня отправились на тот свет.
   Харниш умолк, и Леттон спросил каким-то не своим, писклявым голосом:
   - Не убьете же вы нас, в самом деле?
   Харниш покачал головой.
   - Себе дороже. Все вы того не стоите. Я предпочитаю получить  обратно

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.