Случайный афоризм
Писатель есть рыцарь вечности, а журналист – рыцарь секунды. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

благополучно; а Харниш, видимо, поддавался на уговоры.
   - Вот это хорошо, - сказал он. - Мне, конечно, не хочется  опаздывать
на поезд. И вообще, скажу я вам, господа, для меня большая честь, что вы
меня взяли в долю. Поверьте, я очень это  чувствую,  хоть,  может,  ска-
зать-то не умею. Но меня уж больно любопытство разбирает, просто не тер-
пится узнать: какой же мы куш сорвали? Вы мне, мистер Леттон, хоть  при-
мерно скажите, сколько.
   Наступила пауза; сообщники Леттона почувствовали, что  он  взывает  к
ним о помощи, хотя он даже не взглянул на  них.  Даусет,  человек  более
твердого закала, чем остальные, уже понял, что этот король Клондайка ло-
мает комедию. Но Леттон и Гугенхаммер все еще верили  детской  наивности
его тона.
   - Это... очень трудно, - начал Леон Гугенхаммер. -  Видите  ли,  курс
акций Уорд Вэлли сейчас неустойчив... так что...
   - ...в настоящее время ничего нельзя подсчитать заранее,  -  закончил
за Гугенхаммера Леттон.
   - Да вы только прикиньте приблизительно, - с живостью  возразил  Хар-
ниш. - Не беда, если потом окажется на  миллиончик  больше  или  меньше.
Подсчитаем после все до точности. Так мне не терпится узнать, прямо  все
тело зудит. Ну как, скажете?
   - Зачем тянуть эту бессмысленную игру словами? - резко и холодно ска-
зал Даусет. - Объяснимся здесь же, на месте. Мистер Харниш явно находит-
ся в заблуждении, и мы должны прямо сказать ему, в чем он ошибается. Мы,
партнеры в этой операции...
   Но Харниш не дал ему договорить. Он слишком много на своем веку играл
в покер, чтобы пренебречь психологическим  фактором;  в  этой  последней
сдаче он хотел сам довести игру до конца и поэтому перебил Даусета.
   - Кстати о партнерах, - сказал он. - Мне вдруг вспомнилась одна  пар-
тия в покер. Дело было в Рено, штат Невада. Ну, не скажу, чтобы игра ве-
лась очень честно. Игроки - все шулера, как на подбор. Но был  там  один
козлик безрогий - в тех краях так называют новичков.  Вот  он  стоит  за
спиной сдающего и видит, что тот снизу колоды сдает  себе  четыре  туза.
Новичок возмущается. Он тихонько обходит стол и  наклоняется  к  игроку,
который сидит - напротив сдающего.
   - Послушайте, - шепчет он, - я видел, как он сдал себе четыре туза.
   - Ну, и что ж из этого? - спрашивает игрок.
   - Я подумал, что надо сказать вам, - отвечает тот. - Вы что, не пони-
маете? Он сдал самому себе четыре туза, я своими глазами видел.
   - Знаешь что, любезный, ступай-ка отсюда. Ничего ты в покере не пони-
маешь. Сдача-то его, верно?
   Смех, которым был встречен анекдот, прозвучал натянуто и невесело, но
Харниш словно и не заметил этого.
   - По-видимому, ваш анекдот имеет особый смысл? - в упор спросил  Дау-
сет.
   Харниш с невинным видом посмотрел на него и, не отвечая, опять  обра-
тился к Натаниэлу Леттону.
   - Валяйте, выкладывайте, - все так же добродушно сказал он. - Назови-
те примерную сумму. Ведь я уже говорил вам,  что  миллионом  больше  или
меньше - это неважно. При таком-то выигрыше!
   Решительное поведение Даусета придало Леттону храбрости,  и  на  этот
раз он ответил без обиняков:
   - Боюсь, мистер Харниш, что вы глубоко заблуждаетесь. Ни о каком  де-
леже барыша и речи быть не может. Я вас очень прошу не  горячиться.  Мне
стоит только нажать эту кнопку...
   Но Харниш не только не горячился - напротив, он казался  окончательно
сраженным. Растерянно озираясь, он достал из кармана спички, зажег  одну
и только тут заметил, что в зубах нет папиросы. Все три партнера следили
за ним, насторожившись, как кошка перед прыжком. Теперь разговор шел на-
чистоту, и они знали, что им предстоит пережить несколько  пренеприятных
минут.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.