Случайный афоризм
Плохи, согласен, стихи, но кто их читать заставляет? Овидий
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ный миллионер ледяного Севера прибыл в Нью-Йорк! С какой целью? Разорить
ньюйоркцев, как он разорил  биржевиков  Тонопа  в  штате  Невада?  Пусть
Уолл-стрит поостережется - в городе появился дикарь с Клондайка! А если,
наоборот, Уолл-стрит разорит его? Не в первый раз  Уолл-стриту  усмирять
дикарей; может быть, именно такая  участь  суждена  пресловутому  Время-
не-ждет? Харниш усмехался про себя и давал  двусмысленные  ответы  своим
интервьюерам; это путало карты, и Харниша забавляла мысль, что не так-то
легко будет Уолл-стриту справиться с ним.
   Никто не сомневался, что Харниш приехал для биржевой  игры,  и  когда
начался усиленный спрос на акции Уорд Вэлли, все поняли, чья рука  здесь
действует. Биржа гудела от слухов. Ясно, он еще раз хочет  схватиться  с
Гугенхаммерами. Историю прииска Офир извлекли из архива и  повторяли  на
все лады, прибавляя все новые сенсационные подробности, так что под  ко-
нец Харниш сам едва мог узнать ее. Но и это была вода на  его  мельницу.
Биржевики явно шли по ложному следу. Харниш с каждым  днем  покупал  все
усерднее, но желающих продать было такое множество, что курс акций  Уорд
Вэлли поднимался очень медленно. "Это куда веселее, чем покер", -  радо-
вался Харниш, видя, какую он поднял суматоху. Газеты изощрялись в догад-
ках и пророчествах, и за Харнишем неотступно ходил по пятам целый  отряд
репортеров. Интервью, которые он им давал, были просто шедеврами.  Заме-
тив, в какой восторг приходят журналисты от его  говора,  от  всех  "ма-
лость", "ничего не скажешь" и так далее,  он  нарочно  старался  сделать
свою речь характерной, пересыпая ее словечками, которые слышал от других
жителей Севера, и даже сам придумывая новые.
   Целую неделю, от четверга до четверга, с одиннадцатого по восемнадца-
тое число, Харниш жил в чаду неистового азарта. Он не только  впервые  в
жизни вел столь крупную игру - он вел ее за величайшим в мире  карточным
столом и такие суммы ставил на карту, что даже видавшие виды завсегдатаи
этого игорного дома волей-неволей встрепенулись. Невзирая на то, что  на
рынке имелось сколько угодно акций Уорд Вэлли, они все же благодаря  все
растущему спросу постепенно поднимались в цене; чем меньше дней  остава-
лось до знаменательного четверга, тем сильнее лихорадило  биржу.  Видно,
не миновать краха! Сколько же времени клондайкский спекулянт будет  ску-
пать акции Уорд Вэлли? Надолго ли еще его хватит? А что думают заправилы
компании? Харниш с удовольствием прочел появившиеся в  печати  интервью.
Они восхитили его спокойствием и невозмутимостью тона. Леон  Гугенхаммер
даже не побоялся высказать мнение, что, быть может, этот  северный  крез
напрасно так зарывается. Но это их не тревожит, заявил Даусет. И  против
его спекуляций они тоже ничего не имеют. Они не знают, каковы его  наме-
рения, ясно одно - он играет на повышение. Ну что ж, в этом никакой беды
нет. Что бы ни случилось с ним, чем бы ни кончилась  его  бешеная  игра,
компания Уорд Вэлли по-прежнему будет крепко стоять на  ногах,  незыбле-
мая, как Гибралтарская скала. Акции на продажу? Нет, спасибо,  таких  не
имеется. Это просто искусственно вызванный бум, который не  может  долго
продолжаться, и правление Уорд Вэлли не намерено нарушать ровное течение
своей деятельности из-за безрассудного ажиотажа на бирже. "Чистая спеку-
ляция с начала и до конца, - сказал репортерам Натаниэл Леттон. - Мы ни-
чего общего с этим не, имеем и даже знать об этом не желаем".
   За эту бурную неделю Харниш имел несколько тайных совещаний со своими
партнерами: одно с Леоном Гугенхаммером, одно с Джоном Даусетом и два  с
мистером Ховисоном. Ничего существенного на этих совещаниях не  произош-
ло, ему только выразили одобрение и подтвердили, что все идет отлично.
   Но во вторник утром распространился слух, не на  шутку  встревоживший
Харниша, тем более что в "Уоллстрит джорнэл" можно было прочесть  о  том
же: газета сообщала, что, по достоверным сведениям, на заседании Правле-
ния компании Уорд Вэлли, которое состоится в ближайший  четверг,  вместо
обычного объявления о размере дивидендов  правление  потребует  дополни-
тельного взноса. Харниш впервые за все время заподозрил неладное.  Он  с
ужасом подумал, что, если слух подтвердится, он  окажется  банкротом.  И
еще у него мелькнула мысль, что вся эта  грандиозная  биржевая  операция

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.