Случайный афоризм
Писательство - не ремесло и не занятие. Писательство - призвание. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

голове росли редкие, стального цвета волосы, и выглядел он многим старше
Даусета. Тем не менее и Натаниэл Леттон, несомненно,  был  силой  -  это
сразу чувствовалось. Харнишу казалось, что этот человек  с  аскетическим
лицом окружен холодом высокого, невозмутимого спокойствия -  раскаленная
планета под покровом сплошного льда. Но прежде  всего  и  превыше  всего
Харниша изумляла чрезвычайная и даже  немного  пугающая  незапятнанность
Леттона. На нем не заметно было и следов шлака, он словно прошел  сквозь
очистительный огонь. Харниш подумал, что, вероятно, обыкновенное мужское
ругательство смертельно оскорбило бы слух Леттона,  как  самое  страшное
богохульство.
   Гостям предложили выпить; уверенно и бесшумно, точно хорошо смазанная
машина, двигавшийся лакей - видимо, постоянный обитатель виллы  -  подал
Натаниэлу Леттону минеральную воду; Даусет пил виски с  содовой;  Харниш
предпочел коктейль. Никто как будто не обратил внимания на то, что  Хар-
ниш в полночь пьет мартини, хотя он зорко следил за своими собутыльника-
ми. Харниш давно уже узнал, что  для  потребления  коктейлей  существуют
строго установленные время и место. Но мартини пришелся ему по вкусу,  и
он не считал нужным отказывать себе в удовольствии пить его где и  когда
вздумается. Харниш ожидал, что, как и все, Даусет и Леттон  заметят  его
странную прихоть. Не тут-то было! Харниш подумал  про  себя:  "Спроси  я
стакан сулемы, они бы и бровью не повели".
   Вскоре прибыл Леон Гугенхаммер и, присоединившись к компании, заказал
виски. Харниш с любопытством разглядывал его. Этот Гугенхаммер принадле-
жал к известной могущественной семье финансистов. Правда, он  был  одним
из младших отпрысков, но все же приходился родней тем  Гугенхаммерам,  с
которыми Харниш сражался на Севере. Леон Гугенхаммер не преминул  упомя-
нуть об этой давней истории. Он сказал Харнишу несколько лестных слов по
поводу настойчивости, с какой тот вел дело, и вскользь заметил:
   - Знаете, слух об Офире дошел даже до нас.
   И должен сознаться, мистер Время-не... хм... мистер  Харниш,  в  этом
деле вы, безусловно, нас обставили.
   Слух! Харниш чуть не подскочил, услышав это слово. Слух,  видите  ли,
дошел до них! А для него это была ожесточенная схватка, которой он отдал
все свои силы и силу одиннадцати миллионов, нажитых им на Клондайке. Вы-
соко же хватают Гугенхаммеры, если дела такого размаха,  как  борьба  за
Офир, для них всего лишь мелкая стычка, слух о которой они соблаговолили
услышать. "Какую же они здесь ведут игру? У-ух ты! Ничего не скажешь!" -
подумал Харниш и тут же обрадовался, вспомнив, что ему сейчас  предложат
принять участие в этой игре. Теперь он горько жалел - о том, что  молва,
приписывающая ему тридцать миллионов, ошибается и что у  него  их  всего
только одиннадцать. Ну, в этом пункте он, во всяком случае, будет откро-
венен; он им точно скажет, сколько столбиков фишек он может купить.
   У Леона Гугенхаммера, тридцатилетнего полного мужчины, лицо было юно-
шески гладкое, без единой морщинки, если не считать еще только обознача-
ющиеся мешки под глазами. Он тоже производил впечатление безукоризненной
чистоты и опрятности. Его тщательно выбритые розовые щеки свидетельство-
вали о превосходном здоровье, так что даже некоторая тучность и солидное
кругленькое брюшко не казались странными:  просто  у  молодого  человека
склонность к полноте, вот и все.
   Собеседники очень скоро заговорили о делах, однако не раньше, чем Гу-
генхаммер рассказал о предстоящих международных гонках, в которых должна
была участвовать и его роскошная яхта "Электра"; при этом он  посетовал,
что новый, недавно установленный мотор уже успел устареть. Суть  предпо-
лагаемого дела изложил Даусет, остальные только изредка вставляли  заме-
чания, а Харниш задавал вопросы. Каково бы ни  было  дело,  которое  ему
предлагали, он не собирался входить в него с завязанными глазами. Но  он
получил весьма точные, исчерпывающие сведения относительно их планов.
   - Никому и в голову не придет, что вы с нами! - воскликнул  Гугенхам-
мер, когда Даусет уже заканчивал свое объяснение, и его красивые еврейс-
кие глаза заблестели. - Все будут думать, что вы сами по себе, как  зап-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.