Случайный афоризм
Самый плохой написанный рассказ гораздо лучше самого гениального, но не написанного. В. Шахиджанян
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - Это настоящий человек, - говорил Харниш по возвращении в  Сан-Фран-
циско приятелю в курительной клуба. - Уверяю вас, Гэллон, он просто  по-
разил меня. Правда, я всегда думал, что большие люди должны быть  такие,
но теперь я увидел это своими глазами. Он из тех, кто большие дела дела-
ет. Стоит только поглядеть на него. Такие встречаются один на тысячу, уж
это верно. С ним стоит знаться. Игру свою он ведет азартно, не  останав-
ливаясь ни перед чем, и, уж будьте спокойны, не бросит  карты.  Ручаюсь,
что он может проиграть или выиграть десять миллионов и глазом  не  морг-
нув.
   Галлон, попыхивая сигарой, слушал  эти  панегирики  и,  когда  Харниш
умолк, посмотрел на него с любопытством; но Харниш в эту минуту  заказы-
вал коктейли и не заметил взгляда приятеля.
   - Очевидно, он предложил вам какое-нибудь дело? - заметил Галлон.
   - Ничего подобного, и не думал. За ваше здоровье!
   Я просто хотел объяснить вам, что я теперь понимаю, как большие  люди
большие дела делают. Знаете, у меня было такое  чувство,  как  будто  он
все-все знает. Мне даже стыдно стало за себя.
   Харниш задумался, потом, помолчав, сказал:
   - Сдается мне, что я мог бы дать ему несколько очков вперед, если  бы
нам пришлось погонять упряжки лаек. А уж в покер или  в  добыче  россыпи
ему лучше со мной не тягаться. Наверно; и в берестовом челне  я  бы  его
осилил. И, пожалуй, я скорей выучусь  игре,  в  которую  он  играет  всю
жизнь, нежели он выучился бы моей игре на Севере.
 
 
   ГЛАВА ВТОРАЯ
 
   Вскоре после этого разговора Харниш  неожиданно  выехал  в  Нью-Йорк.
Причиной поездки послужило письмо Даусета - коротенькое письмецо в  нес-
колько строчек, отпечатанное на пишущей машинке. Но Харниш ликовал,  чи-
тая его. Он вспомнил, как однажды в Темпас-Бьютте, когда не хватало чет-
вертого партнера, к нему,  зеленому  пятнадцатилетнему  юнцу,  обратился
старый заядлый картежник: "Садись, парнишка, бери карту". Такое  же  ра-
достное волнение испытывал он и сейчас.
   За сухим, деловитым тоном письма ему  чудились  неразгаданные  тайны.
"Наш мистер Ховисон посетит вас  в  гостинице.  Можете  ему  довериться.
Нельзя, чтобы нас видели вместе.  Вы  все  поймете  после  разговора  со
мной". Харниш читал и перечитывал письмо. Вот оно! Наконец-то он дождал-
ся крупной игры, и, видимо, ему предлагают принять в  ней  участие.  Для
чего же еще может один человек приказывать другому проехаться через весь
континент?
   Они встретились - при посредничестве "нашего" мистера  Ховисона  -  в
великолепной загородной вилле на Гудзоне. Согласно полученному  распоря-
жению, Харниш приехал на виллу в частной легковой машине,  которая  была
ему предоставлена. Он не знал, чья это машина; не знал  он  также,  кому
принадлежат нарядный загородный дом и широкие обсаженные  деревьями  лу-
жайки перед ним. Даусет, уже прибывший на виллу,  познакомил  Харниша  с
еще одним лицом, но Харнишу имя его и так было известно: он сразу  узнал
Натаниэла Леттона: Харниш десятки раз видел его  портреты  в  газетах  и
журналах, читал о месте, которое он занимает в высших финансовых кругах,
об университете в Даратоне, построенном на его средства. Он  тоже  пока-
зался Харнишу человеком, имеющим власть, но вместе с тем он до удивления
не походил на Даусета. Впрочем, одну общую черту  Харниш  подметил:  оба
производили впечатление необычайно опрятных людей; во всем же  остальном
они были совершенно разные. Худой, даже изможденный на вид, Леттон напо-
минал холодное пламя, словно каким-то таинственным образом  под  ледяной
наружностью этого человека пылал неистовый жар тысячи солнц. В этом впе-
чатлении больше всего повинны были глаза - огромные, серые, они  лихора-
дочно сверкали на костлявом, точно  у  скелета,  лице,  обтянутом  исси-
ня-бледной, какой-то неживой кожей. Ему было лет пятьдесят, на  плешивой

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.