Случайный афоризм
Писатель оригинален, или он не писатель вовсе. Элиас Канетти
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

обидчика на бой. Самые зеленые чечако  бесстрашно  вступались  за  честь
своего героя. И среди  пьяного  разгула,  в  неизменных  мокасинах,  как
вихрь, носился Время-не-ждет, отчаянный, бесшабашный, пленяя все  сердца
приветливостью и дружелюбием; он испускал вой таежного  волка,  заявлял,
что это его ночь и ничья другая, прижимал руки противников к стойке, по-
казывал чудеса силы и ловкости; его смуглое лицо  разгорелось  от  вина,
черные глаза сверкали; попрежнему на  нем  были  комбинезон  и  суконная
куртка, незавязанные наушники торчали, а меховые рукавицы  болтались  на
ремешке, накинутом на шею. Однако этот последний кутеж  уже  не  был  ни
риском втемную, ни крупной ставкой, а всего только мелкой фишкой,  сущей
безделицей для него - обладателя стольких фишек.
   Но Доусон такого кутежа еще не видел. Харниш хотел,  чтобы  эта  ночь
осталась у всех в памяти; и его желание исполнилось. Добрая половина жи-
телей перепилась. Стояла глубокая осень, и хотя реки  еще  не  замерзли,
градусник показывал двадцать пять ниже нуля, и  мороз  крепчал.  Поэтому
пришлось отрядить спасательные команды, которые подбирали на улицах сва-
лившихся с ног пьяных, ибо достаточно было бы им  уснуть  на  один  час,
чтобы уже не проснуться. Эти  спасательные  команды  придумал,  конечно,
Харниш. Он хотел задать всему Доусону пир - и исполнил свою прихоть, на-
поив допьяна сотни и тысячи людей; но, не будучи в глубине души ни  бес-
печным, ни легкомысленным, он позаботился о том, чтобы  разгульная  ночь
не омрачилась каким-нибудь несчастным случаем. И, как всегда, был  отдан
строгий приказ: никаких драк; с нарушителями запрета он  будет  расправ-
ляться самолично. Но надобности в такой расправе не представилось: сотни
преданных поклонников Харниша ревностно следили за  тем,  чтобы  драчуны
были выкатаны в снегу  для  протрезвления  и  отправлены  в  постель.  В
большом мире, когда умирает магнат  промышленности,  колеса  подвластной
ему индустриальной машины останавливаются на одну минуту. Но на Клондай-
ке отъезд юконского магната вызвал такую неистовую скорбь, что колеса не
вертелись целых двадцать четыре часа. Даже огромный прииск Офир, на  ко-
тором была занята тысяча рабочих и служащих, закрылся на  сутки.  Наутро
после кутежа почти никто не явился на работу, а те, что пришли, не  дер-
жались на ногах.
   Еще через день на рассвете Доусон прощался с Харнишем. Тысячи  людей,
собравшихся на пристани, натянули рукавицы, завязали наушники под подбо-
родком. Было тридцать градусов ниже нуля, ледяная кромка стала  плотнее,
а по Юкону плавала каша изо льда. На палубе  "Сиэтла"  стоял  Харниш  и,
прощаясь с друзьями, окликал их и махал им рукой. Когда отдали  концы  и
пароход двинулся к середине реки, те, что стояли поближе, заметили слезы
на глазах Харниша. Он покидал страну, которая стала его родиной; ведь он
почти не знал другой страны, кроме этого дикого, сурового края у  самого
Полярного круга. Он сорвал с себя шапку и помахал ею.
   - Прощайте! - крикнул он. - Прощайте все!
 
 
   Часть вторая
 
 
   ГЛАВА ПЕРВАЯ
 
   Не в ореоле славы явился Время-не-ждет в Сан-Франциско. В большом ми-
ре успели позабыть не только о нем, - забыт был и Клондайк. Другие собы-
тия заслонили их, и вся аляскинская эпопея, так же как война с Испанией,
давно изгладилась из памяти. С тех пор много воды утекло. И каждый  день
приносил новые сенсации, а место в газетах, отведенное сенсационным  из-
вестиям, было ограничено. Впрочем, такое невнимание к его особе даже ра-
довало Харниша. Если он, король Арктики, обладатель одиннадцати  миллио-
нов с легендарным прошлым, мог  приехать  никем  не  замеченный,  -  это
только доказывало, насколько крупная игра ему здесь предстоит.
   Он остановился в гостинице св. Франциска, дал интервью начинающим ре-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.