Случайный афоризм
Девиз писателя: "Жить, чтобы писать, а не писать, чтобы жить". Константин Кушнер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

горных инженеров, и на тех ручьях, где они скупали участки, он тоже  по-
купал. Где бы они ни облюбовали выработанное русло, они повсюду  натыка-
лись на Харниша, владельца нескольких  смежных  или  умело  разбросанных
участков, которые сводили на нет все их планы.
   - Я, кажется, веду игру в открытую, кто вам мешает выиграть? - сказал
он однажды своим соперникам во время ожесточенного спора.
   За этим последовали войны, перемирия, взаимные уступки, победы и  по-
ражения. В 1898 году на Клондайке уже жили шестьдесят тысяч  золотоиска-
телей, и состояния их, так же как все их денежные дела, колебались в за-
висимости от военных действий Харниша. Все больше и больше входил он  во
вкус этой грандиозной игры. Уже сейчас в битвах с могущественными Гуген-
хаммерам и он бил их своими картами  как  хотел.  Особенно  ожесточенная
схватка произошла из-за Офира, самого  обыкновенного  пастбища  лосей  с
незначительным содержанием золота в почве.  Ценность  Офира  заключалась
только в его обширности. Харнишу принадлежали здесь семь смежных  участ-
ков в самом центре, и стороны никак не могли договориться. Представители
Гугенхаммеров решили, что эксплуатация столь крупного прииска будет Хар-
нишу не по зубам, и предъявили ему ультиматум: либо все, либо ничего; но
Харниш тут же согласился и выплатил им отступные.
   Планы свои он разработал сам, но для осуществления их выписал инжене-
ров из Соединенных Штатов. В верховьях реки Ринкабилли,  в  восьмидесяти
милях от Офира, он построил водохранилище, откуда вода по огромным дере-
вянным трубам перегонялась на Офир. Водохранилище и  трубопровод  должны
были, по смете, обойтись в три миллиона, а  стоили  Харнишу  четыре.  Но
этим он не ограничился. Он оборудовал электрическую станцию, и его  руд-
ники освещались электричеством и работали на электрическом токе.  Другие
золотоискатели, разбогатевшие так, как им и не  снилось,  мрачно  качали
головой, пророчили Харнишу полное разорение  и  решительно  отказывались
вкладывать деньги в столь безрассудную затею. Но Харниш только усмехался
в ответ и распродавал остатки своих владений в поселке. Он продал  их  в
самое время, в момент наивысшей добычи золота.  Когда  он  предостерегал
своих старых друзей, сидя с ними в салуне Лосиный Рог,  что  через  пять
лет в Доусоне не найдется покупателей на земельные участки, а хижины бу-
дут разобраны на дрова, все смеялись над ним: никто не  сомневался,  что
за это время откроется жильное золото. Но Харниш не давал сбить  себя  с
толку, и когда он перестал нуждаться в лесе, продал  и  свои  лесопилки.
Отделался он и от всех участков, разбросанных по ручьям, и своими  сила-
ми, ни у кого не одолжаясь, достроил трубопровод, установил драги, выпи-
сал машины и приступил к разработкам на Офире. Пять лет  тому  назад  он
пришел сюда через водораздел из долины Индейской реки по безмолвной пус-
тыне, навьючив свою поклажу на собак, как это  делают  индейцы,  и,  как
они, питаясь одной лосятиной; теперь хриплые гудки возвещали начало  ра-
боты на его рудниках, и сотни рабочих трудились в ярко-белом свете дуго-
вых ламп.
   Но свершив задуманное, он стал готовиться к отъезду. Как только весть
об этом распространилась, Гугенхаммеры, английский концерн и недавно уч-
режденная французская компания наперебой стали предлагать Харнишу купить
у него Офир и все оборудование. Гугенхаммеры давали  больше,  нежели  их
конкуренты, и Харниш продал им Офир, нажив на этой  сделке  миллион.  По
общему мнению, его капитал достиг теперь двадцати, а то и тридцати  мил-
лионов. Но истинные размеры его богатства были известны только ему само-
му, и, продав свою последнюю заявку, он подсчитал, что  золотая  горячка
на Клондайке, которую он предчувствовал задолго до того, как она  разра-
зилась, принесла ему чуть больше одиннадцати миллионов.
   Прощальный пир Харниша вошел в историю Юкона  наряду  с  другими  его
подвигами. Пиршество состоялось в Доусоне, но приглашены были все  юкон-
цы. В этот последний вечер ничье золото, кроме золота хозяина, не  имело
хождения. Все салуны были открыты ночь напролет, ряды официантов  попол-
нены, но вино не продавалось, им угощали даром. Если кто-нибудь  отказы-
вался и настаивал на своем желании заплатить,  десять  человек  вызывали

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.