Случайный афоризм
Писатель пишет не потому, что ему хочется сказать что-нибудь, а потому, что у него есть что сказать. Фрэнсис Скотт Фицджеральд
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

большего богатства. Он чувствовал себя партнером в грандиозной  игре,  и
ни одна из прежних игр так не увлекала его. Ведь, кроме азарта, она  да-
вала и радость созидания. Что-то делалось по его воле. Как ни  прельщали
его богатые залежи на реке Эльдорадо, для его деятельной натуры не  было
большей услады, чем зрелище двух работающих в три смены лесопилок, широ-
ких плотов, плывущих вниз по течению и пристающих к берегу в большом за-
тоне у Лосиной горы. Золото, даже уже взвешенное на весах,  в  сущности,
не было реальной ценностью. Оно только давало возможность, приобретать и
действовать. Лесопилки - вот подлинная ценность, наглядная и ощутимая, и
к тому же средство производить новые ценности. Они  -  сбывшаяся  мечта,
неоспоримое, вещественное воплощение волшебных снов.
   Вместе с потоком золотоискателей, летом того года наводнивших страну,
прибыли и корреспонденты крупных газет и журналов, и все  они,  заполняя
целые полосы, пространно писали о Харнише; поэтому для большого мира са-
мой заметной фигурой Аляски стал именно он.  Правда,  несколько  месяцев
спустя внимание мира приковала к себе война с Испанией, и Харниш был на-
чисто забыт; но на Клондайке слава его не меркла. Когда он  проходил  по
улица Доусона, все оглядывались на него, а в салунах новички глаз с него
не сводили, с благоговейным трепетом следя за каждым его  движением.  Он
был не только самый богатый человек в стране  -  он  был  Время-не-ждет,
первооткрыватель, тот, кто в почти доисторическую пору этой новой страны
перевалил через Чилкут, спустился по Юкону и стал  соратником  старейших
титанов Аляски - Эла Мэйо и Джека МакКвещена. Он был Время-не-ждет,  ге-
рой бесчисленных отважных подвигов, бесстрашный гонец,  издалека,  через
тундровую пустыню, принесший весть китобойной флотилии, затертой тороса-
ми в Ледовитом океане, быстроногий путник, в шестьдесят  дней  домчавший
почту из Серкла до Соленой Воды и обратно, великодушный спаситель целого
племени Танана в голодную зиму 1891 года, - словом, это был тот человек,
который потрясал воображение чечако сильнее, чем  любой  десяток  других
золотоискателей, вместе взятых.
   Он обладал какой-то роковой способностью создавать себе рекламу.  Что
бы он ни делал, в какие бы рискованные приключения ни пускался под влия-
нием минуты - все неизменно одобряли его поступки. И постоянно из уст  в
уста передавался рассказ об очередном подвиге, совершенном им, - будь то
рассказ о том, как он первым прибыл на место во время тяжелейшего похода
на Датский ручей, как он убил самого большого медведя  на  Серном  ручье
или выиграл гонки байдарок в день рождения королевы Виктории, в  которых
принял участие случайно, заменив в последнюю минуту неявившегося  предс-
тавителя старожилов. Однажды в салуне Лосиный Рог состоялась  долгождан-
ная схватка с Джеком Кернсом, когда Харниш взял реванш  за  свой  давний
проигрыш в покер. Ставок не ограничивали, подымай хоть до неба, но  пре-
дельный срок установили - восемь часов утра. Харниш выиграл двести трид-
цать тысяч. Джека Кернса, успевшего за последние годы  нажить  несколько
миллионов, такой проигрыш разорить не мог, но весь прииск восхищался бе-
шеным азартом игры, и все журналисты, сколько их здесь собралось, посла-
ли в свои газеты сенсационные заметки.
 
 
   ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
 
   Всю первую зиму, несмотря на многочисленные источники доходов, Харниш
нуждался в наличных деньгах для своих финансовых операций.  Золотоносный
гравий, который оттаивали в шахтах, снова промерзал, как только его под-
нимали на поверхность, - поэтому он ничего не мог извлечь из своих отва-
лов, хотя золота там было на несколько миллионов. Только  весной,  когда
солнце прогрело породу, а вскрывшаяся река в изобилии снабжала разработ-
ки водой для промывки, у Харниша оказался излишек золота, который  он  и
поместил в двух только что открывшихся банках; тотчас же  и  дельцы-оди-
ночки и целые группы дельцов стали осаждать  его  предложениями  вложить
капитал в их предприятия.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.