Случайный афоризм
Главное в модном писателе то, что он модный, а не то, что он писатель. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

туда еще три года назад. Клянется, что скоро там такое откроется, что  и
во сне не снилось. Кормится свежей лосятиной и, как одержимый, землю ро-
ет.
   Харниш решил "махнуть", как он выразился, на Индейскую реку,  но  ему
не удалось уговорить Элию отправиться туда  вместе.  Перенесенный  голод
подорвал мужество Элии, и одна мысль о возможной нехватке пищи приводила
его в ужас.
   - Я просто не в силах расстаться с едой, - объяснил он. -  Знаю,  что
это глупость, но ничего с собой поделать не могу. Тогда только  и  отва-
люсь, когда чувствую, что еще кусок -  и  я  лопну.  Думаю  вернуться  в
Серкл, буду сидеть там у кладовки с жратвой, пока не вылечусь.
   Харниш переждал еще несколько дней, набираясь сил и потихоньку снаря-
жаясь в дорогу. Он решил идти налегке - так, чтобы его ноша не превышала
семидесяти пяти фунтов, а остальную поклажу, по примеру индейцев, погру-
зить на собак по тридцать фунтов на каждую. Продовольствия  он  захватил
очень немного, положившись на рассказ Ледью, что Боб Гендерсон  питается
лосятиной. Когда на Шестидесятой Миле остановилась  баржа  с  лесопилкой
Джона Кернса, шедшая с озера Линдерман, Харниш погрузил на нее свое сна-
ряжение и пять собак, вручил Элии заявку на участок под  поселок,  чтобы
он ее зарегистрировал, и в тот же день высадился в устье Индейской реки.
   В сорока милях вверх по течению, на Кварцевом ручье, который он узнал
по описаниям, и на Австралийском ручье, на тридцать миль дальше,  Харниш
нашел следы разработок Боба Гендерсона. Но дни шли за днями, а его само-
го нигде не было видно. Лосей действительно здесь водилось много,  и  не
только Харниш, но и собаки вволю полакомились свежим  мясом.  В  поверх-
ностном слое наносов он находил золото, правда, немного, зато в земле  и
гравии по руслам ручьев было вдоволь золотого песку, и Харниш ничуть  не
сомневался, что где-то здесь должно открыться  месторождение.  Часто  он
всматривался в горный кряж, тянувшийся на север, и  спрашивал  себя,  не
там ли оно? Наконец он поднялся по ручью Доминион до его истоков,  пере-
сек водораздел и спустился по притоку Клондайка, впоследствии названному
ручьем Ханкер. Если бы Харниш прошел немного дальше по  водоразделу,  то
застал бы Боба Гендерсона на его участке,  который  он  назвал  "Золотое
дно", за промывкой золота, впервые найденного на Клондайке в таком  изо-
билии. Но Харниш продолжал путь по ручью Ханкер, по Клондайку и по  Юко-
ну, до летнего рыбачьего лагеря индейцев.
   Здесь он остановился на один день у Кармака, женатого на  индианке  и
жившего вместе со своим зятем индейцем по имени Скукум Джим; потом купил
лодку, погрузил своих собак и поплыл вниз по Юкону  до  Сороковой  Мили.
Август уже был на исходе, дни  становились  короче,  приближалась  зима.
Харниш все еще твердо верил, что счастье ждет его в среднем течении;  он
хотел собрать партию из четырех-пяти старателей, а если это  не  выйдет,
найти хотя бы одного спутника и, поднявшись водой по Юкону до того,  как
река станет, зимой вести разведку. Но никто из старателей  на  Сороковой
Миле не разделял надежд Харниша. К тому же они на месте находили  золото
и вполне этим довольствовались.
   В один прекрасный день к Сороковой Миле причалила лодка, из нее вышли
Кармак, его зять Скукум Джим и еще один индеец по имени Култус  Чарли  и
тут же отправились к приисковому инспектору, где и сделали заявку на три
участка и еще на один - по праву первой находки - на ручье Бонаиза.  Ве-
чером того же дня в салуне Старожил они показали образцы добытого  золо-
та. Однако им плохо верили. Старатели, усмехаясь, с сомнением качали го-
ловой: их не проведешь, видали они и раньше такие  фокусы.  Ясное  дело,
Харпер и Ледью хотят заманить золотоискателей поближе к своему поселку и
фактории. И кто этот Кармак? Женился на скво, живет с  индейцами.  Разве
такие находят золото? А что такое ручей Бонанза? Да это  просто  лосиный
выгон у самого устья Клондайка и всегда назывался  Заячьим  ручьем.  Вот
если бы заявку сделал Харниш или Боб Гендерсон, их бы  образцы  чего-ни-
будь да стоили. Но Кармак, женатый на скво! Скукум Джим!  Култус  Чарли!
Нет уж, увольте.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.